Показано с 1 по 4 из 4

Тема: Забытый обычай

  1. #1
    Senior Member
    Регистрация
    31.05.2010
    Адрес
    Калининград
    Сообщений
    2,165
    Записей в дневнике
    1

    Забытый обычай

    С давних пор у народа существовал мудрый обычай помощи друг другу в различных работах.
    Во многих говорах России этот древний обычай называли «помочь» или «толока».

    Прежде всего посредством помочей выполнялись работы, необходимые для всего общества (хотя и не все общественные работы считались помочами).
    Строились мирские мельницы, школы, общественные магазины, склады, амбары, ремонтировались дороги. Возводились церкви, часовни, колокольни, церковные ограды, рубились дома для священников.
    Помочами осуществлялись заготовки дров для церквей, сельских больниц, а также для нетрудоспособных членов общины, вдов и сирот. Помочами же строились дома погорельцам, распахивались поля сельчанам, у которых пала лошадь или у кого мужчины были в рекрутах.

    Самой распространенной формой помочей было выполнение срочного этапа работ у отдельного хозяина. Такие помочи часто проводились в воскресенье или в праздник и заканчивались угощением.

    Помочи были очень многообразны как по форме их организации, так и по видам выполняемых работ. Были помочи, на которые обязательно по решению схода являлись все члены общины, как правило, на общественные работы и помощь нетрудоспособным.
    Другие помочи, называемые поочередными, являлись формой организации совместного труда, согласно которой пригласивший помогать обязан прийти в свою очередь на помочь к каждому у него работавшему и «отрабатывать им по очереди на подобных же помочах».
    И, наконец, были помочи, которые организовывались отдельным хозяином по личной инициативе. Очередность здесь не устанавливалась, хотя предполагалось обязательное участие хозяина в работах помочан, если в том возникнет необходимость.
    Нажмите на изображение для увеличения. 

Название:	commonrussianpeople_29.jpg 
Просмотров:	27 
Размер:	91.8 Кб 
ID:	2406

    Кроме двух основных слов, помочь, толока, употребляются и менее распространенные именования: пособье, подсоба, подсобка, пособление, пособлюшки, пособлянки, супря́дки

    Вот как описывает этот обычай Василий Белов в своей книге "Лад":

    Название: 440549.jpg
Просмотров: 48

Размер: 17.9 Кб

    "Помочи - одна из древнейших принадлежностей русского быта. Красота этого обычая совсем лишена внешней нарядности и броской, например, свадебной декоративности, она вся какая-то нравственная, духовно-внутренняя. Пословица «дружно не грузно, а врозь хоть брось» отражает экономическое, хозяйственное значение обычая.

    Семья (хозяйство, дом, двор) заранее объявляла о помочах, готовила угощение и все, что потребуется для большой коллективной работы. Засылали приглашающих. Люди обычно отвечали согласием и в назначенный день собирались все вместе. Чаще всего это была рубка дома, гумна. Но собирались помочи и на полевые работы, на сенокос и подъем целины, на битье печей и строительство плотин.

    Семейное решение, приглашение, сбор и работа - обязательно обыденная, то есть одним днем, только с утра до вечера, наконец, общая трапеза - вот сюжет, по которому проходили всякие помочи.

    Каждая часть была насыщена поговорками, приметами, сопровождалась молитвами и традиционными шутками. Поскольку одинаковых помочей не бывает (погода, люди, место, работа), то и звучало все это всегда по-разному, по-новому, даже для тех, кто на помочах не впервые.
    Обычай предоставлял превосходную возможность показать трудовое и профессиональное мастерство, блеснуть собственной силой, красотой и необычностью инструментов, проявить скрытое втуне остроумие, познакомиться ближе, наконец, просто побыть на людях. Работа на таких помочах никому не была в тягость, зато польза хозяевам оказывалась несравнимой. Так, всегда за один день ставили сруб небольшого дома или гумна.
    Своеобразный экзамен предстояло выдержать и самим организаторам помочей: по приветливости, расторопности и т.д. Особенно волновались хозяйки-большухи, ведь после работы надо было встретить и накормить чуть ли не всю деревню. Хорошие, удачные пироги тоже запоминались людям на всю жизнь, что укрепляло добрую славу о том или другом семействе."


    В зависимости от характера работы помочь была мужской, женской, общей. Как правило, помощь устраивали «обыденщиной», или «обыденкой», т.е. «об один день».

    Интересно, что в некоторых деревнях обед или ужин, завершавший помощь, должен был состоять из 12 блюд, чтобы каждый месяц был накормлен.

    Общественную помощь можно разделить на три основных типа: благотворительная, «в отработку», одноразовая.

    Именно целью быстрого завершения работы собирали помочь.

    Самыми распространенными помочами были помочи для завершения жатвы, которые имели множество разных названий — дожинки, выжинки, отжинки, борода, бородные, каша, саламата.
    Эта помощь становилась частью обряда. Самый важный момент наступал, когда доходил черед жать последнюю полосу. Это ответственное дело доверяли либо самой красивой девушке, либо самой опытной и почтенной женщине. Несколько колосьев на полосе вообще оставляли несжатыми – их обвязывали лентой или травой, украшали венком, пригибая к земле, а под колосья клали хлеб-соль. Этот обряд назывался «завивать бороду». Поэтому в некоторых деревнях помочь именуют бородой.

    Нажмите на изображение для увеличения. 

Название:	И.Н. Бакшеев Василий Николаевич..jpg 
Просмотров:	24 
Размер:	67.5 Кб 
ID:	2408

    К моменту возвращения женщин с поля у хозяев были накрытии столы с угощением. На севере помочан обязательно кормили кашей. Поэтому здесь часто и обычай назывался кашей. В некоторых местах называли соломата.

    Важным и очень распространенным видом помощи был вывоз навоза на поля, помогали всем по очереди. Если деревня была небольшая, то делали все обыденкой. Навозницы, назьмы, навозную толоку, или навозную помочь, проводили в начале лета. Помочи по вывозке навоза на поля («навозница») выливались в своего рода женский праздник. Одни и те же помочанки для участия в этой помочи объезжали на своих лошадях родственниц в разных деревнях. Работа сопровождалась песнями и плясками и заканчивалась обильным угощением. Особое значение придавалось последнему возу: «На воз садятся поверх навоза бабы, одетые мужиками, с усами, подрисованными углем, или физиономией, измазанной сажей; лошадь укрывают лоскутками, пучочками соломы; едут с песнями, с гармошкой».

    Сходной была обстановка при перевозке помочью бревен на строительство дома. Участвовала в этом нередко вся община или даже несколько сельских общин. Являлись помочане со своими собственными лошадьми, веревками, топорами. В лес ехали мужчины, а из женщин только те, кто замещал брата или отца. Тянулась длинная вереница – в двадцать, тридцать, а то и более лошадей с дровнями. Сообща рубили лес и грузили на дровни. В 2 – 4 заезда «на деревенской улице воздвигались целые горы бревен, привезенных помочью». После этого хозяин угощал помочан.

    Вздымки
    Особый вид помочей, получивший и свое название, составляли «вздымки», или «сдымки (здымки)», – ответственная стадия строительства избы, когда сруб поднимают на фундамент или на то место, где должен стоять дом. Обычно сруб хозяин рубил сам или нанимал работников, а для подъема сруба созывал помочь.
    Помочане-мужчины раскатывали ранее приготовленный сруб, стоящий на земле, а потом его собирали уже на фундаменте, конопатили и получали затем от хозяина угощенье – «обложейное».

    Самый важный этап в строительстве – подъем матицы, центральной балки. [Матица – балка, на которую настилается потолок] на черепной венец. Поднятую матицу «обсевали»: хозяин варил кашу, кутал горшок в полушубок и подвешивал к матице. «Севец» шел по последнему венцу, рассевая зерно и хмель с пожеланьями хозяевам, затем заходил на матицу и рубил веревку; участники работы, помолившись, садились есть кашу и пили за здравие хозяина «матичное». В некоторых местах матицу втягивали сразу с хлебом и пирогом, завернутыми в шубу наизнанку (шерстью наружу) и привязанными к матице веревками. Когда матица была поднята, двое мужчин одновременно разрубали веревки; хлеб, пирог и шуба падали на пол. Если хлеб упал верхней коркой кверху, то считалось, что в семье будут рождаться мальчики; если верхней коркой вниз – девочки.
    Гаданье это восходит, по-видимому, к древним представлениям о матице как связующем и центральном элементе дома, оказывающем скрытое воздействие на жизнь семьи. Не случайно сваха, войдя в избу и помолившись, садилась на лавку непременно под матицей («если под матицу не сядешь, так и в семье связи и ладу не будет»). В матицу стрелял дружка в ходе свадебного обряда.
    Ещё существовал обычай, когда при поднятии матицы привязывали к ней лукошко с вином и пирогами; после молитвы пили это вино и ели пироги, «чтобы хозяевам в новом доме было что есть и пить». Также под матицу клали с одного конца деньги, а с другого – шерсть: чтобы деньги не переводились и дом был теплым.

    Печебитье
    Более массовыми были помочи по строительству глинобитной печи – печебитье.
    На них приглашали преимущественно холостых парней и девиц. Управлялись в обыденку.
    Заходя в каждую избу, а также при встрече на улице, хозяин говорил: «Прошу, пожалуй на печебитье!» Молодые помочане привозили глину, затем мяли ее, укладывали и утрамбовывали – били досками, молотками, утаптывали ногами. Работа шла под ритм песен. Когда печь была готова, начиналась пляска. Хозяин угощал парней водкой, а девиц – пряниками; это угощение называлось «печное».
    Печебитье – молодежные помочи, на которых коллективный труд сочетался с молодежной вечеринкой. Но они бывали сравнительно редко – только при строительстве новой избы.

    Другие молодежные помочи – «капустки», «супрядки» «копотихи» – распространены были очень широко, практически по всей территории расселения русских, созывались в определенный период года и, по существу, являлись одной из форм посиделок.

    Капустки
    Капустками открывался сезон осенних вечерок (беседок) молодежи. Сбор капусты завершал уборочные работы, и тут же начинались помочи для заготовки квашеной капусты на зиму. Сроки проведения капусток определялись, с одной стороны, окончанием страды, с другой – началом свадебного сезона.
    Приглашенные девушки – «капустницы» – приходили со своими тяпками. Парни являлись незваными и развлекали помочанок шутками, прибаутками, игрой на гармошке и других музыкальных инструментах. В больших селах на капустки собирались до 200 человек. Обычно к 7 – 8 часам вечера капуста была «изрублена, искрошена, нашинкована», а нередко и опущена в кадках в погреб. Помочами в один день обрабатывались до 5000 кочанов. Срок работы – один день – был постоянным, поэтому число капустниц зависело от запасов хозяина.
    После окончания работы хозяева приглашали всю молодежь в избу, где для капустниц был приготовлен ужин, за которым следовали песни, игры и пляски, продолжавшиеся до утра. На капустных вечерках пели обычно игровые песни. Исполнялись и величальные песни – те, которые пели на свадебных вечерках в честь холостых деверей и шуринов.
    В разных районах характер капусток и место их в общественной жизни осенней деревни были различны. Они зависели от удельного веса этой культуры в хозяйстве, урожая ее в данном году, характера других занятий и развлечений, проходивших в это время. Бывали капустки чисто женского состава и малочисленные. Разными были и достаток, возможности хозяев. Даже набор музыкальных инструментов на капустных вечерках менялся в этой связи. Но сущность обычая, как одного из видов помощи для быстрого завершения трудоемкой работы, сохранялась во всех вариантах.

    Вся помощь в работе по дому была женской, кроме дровяниц.

    Нажмите на изображение для увеличения. 

Название:	мятьё льна в енисейском уезде.jpg 
Просмотров:	22 
Размер:	105.7 Кб 
ID:	2409
    Супрядки
    На супрядки хозяйка собирала соседок, девушек и молодых женщин на помощь осенью. Они разминали стебли льна и конопли мялками, специальным ручным орудием, затем трепали их трепалами, чесали щетками и гребнями, получая кудель – длинные волокна лучшего сорта

    Когда было готово сырье для пряжи – шерсть, лен или конопля, хозяйка рассылала его с кем-нибудь небольшими порциями по знакомым женщинам и девушкам. Обычно супрядки затевали женщины, в семье которых не хватало женских рабочих рук, – преобладали мужчины или слишком много было детей. Между рассылкой сырья и назначением дня супрядок проходил срок, нужный для приготовления пряжи и ниток. О назначении супрядки хозяйка извещала накануне или поутру; к вечеру все супряжницы в лучших своих нарядах приходили с готовой пряжей и нитками, и хозяйка устраивала угощение с пением и плясками.

    Супрядки отличаются от других видов помощи тем, что работа длится не один вечер, а несколько вечеров подряд в доме хозяйки. По окончании устраивался праздник с угощением. В некоторых деревнях на праздник вместе с участницей помощи мог прийти брат, муж, ухажер. Во время еды мужчина стоял за спиной у женщины, поэтому его называли захребетником, ему передавали вино, закуску и еду со стола.

    Специальные названия, свидетельствующие о широте распространения и устойчивости традиции, бытовали и для других видов помочей: полотушки (толока для очистки поля или огорода от сорняков); сеновницы (помочь для покоса и для гребли сена); дровяницы (помочь для рубки дров).

    Таким образом, в русской деревне помощь родных и соседей в различных видах работ – вещь необходимая. Каждый житель деревни почитал своим долгом принять участие в помочи. Отказаться от помощи было по этическим нормам безнравственно, обществом такой поступок осуждался.

    Хозяин был любезен и приветлив с помочанами. Он не мог принуждать, указывать, кому, как и сколько работать. Крестьянская этика исключала также замечания хозяина, если чья-либо работа ему не нравилась. Он мог лишь просто не пригласить такого человека в следующий раз к себе на помочь. Угощать помочан должен был обязательно сам хозяин или кто-то из его семьи; другие варианты считались обидными.

    Академик И.И.Лепехин оставил такие впечатления в «Дневных записках путешествия по разным провинциям Российского государства»: «Помочь называется от того, что малосемейные, однако зажиточные люди созывают своих соседей, которые помогли снять им созрелой хлеб… другой род помочи всякой похвалы достоин, которую сиротской или вдовьею помочию называют».
    Известный писатель-этнограф 19 века С.В.Максимов коллективную помощь в жатве в деревнях описывал так: «Однако работа кончена: это и видно, а особенно очень слышно. Повесевши серпы на плечи, идут жницы ужинать с поля в деревню, каши есть со всяки придатком и вкусной приправой, с покупным вином и домашней брагою. Впереди самая красивая девушка; вся голова ее в голубых васильках, васильками украшен и последний сноп с поля – дожинок. Девушку эту так и зовут Толокой».
    У С.Т.Аксакова в сказке «Аленький цветочек» фраза: «Разумеется, дело не обошлось без вспоможения соседей, которые, несмотря на дальнее расстояние, охотно приезжали на помочи к новому разумному и ласковому помещику – попить, поесть и со звонкими песнями дружно поработать».
    В.И.Белов, уроженец Вологодчины, в романе «Кануны. Хроника 20-х годов» говоря о строительстве мельницы в деревне, упоминает помочь: «Решили сразу же собирать помочи, чтобы начать новое, небывалое для Шибанихи дело. Помочи намечены были на воскресенье. За два дня до этого Павел сам из дома в дом обошел всю деревню, никто не отказался прийти. Обед решили устраивать у Евграфа».
    Анатолий Приставкин в романе «Городок» рассказывает об избяной помочи: «Помочь – дело коллективное, а не начальственное!.. Помочь – дело добровольное, тут каждый в жилу, и отвергнуть человека – все равно что опозорить его».
    Герой повести В.Г.Распутина «Последний срок» говорит об этом обычае: «Хошь дом ставили, хошь печку сбивали – так и называлось – помочь. Была у хозяина самогонка – ставил, не было – ну и не надо, в другой раз ты ко мне придешь на помочь».

    По описаниям многих наблюдателей, уже во время работы звучали песни, шутки, затевались игры и шалости. Не было четкой грани между трудовой и праздничной частью помочей. В ряде источников упоминается катанье на лошадях как непременный элемент развлечений, устраиваемых на помочах.

    В Забайкалье помочи по строительству дома завершались катаньем на лошадях, запряженных в телеги, с песнями; катались все – хозяева и помочане.
    Судя по другим описаниям, сразу после ужина начинались «хороводы, пляска и песни в знак благодарности хорошо угостившим хозяевам». Вместо катанья на лошадях могло быть гулянье помочан по деревне, тоже непременно сопровождавшееся песнями и продолжавшееся всю ночь. После катанья или гулянья по селению все расходились по домам (ЦГИА – 91, 769, л. 43; 770, л. 7; 774, л. 47; 779, л. 295, 443; 784, л. 214,223; ЦГИА – 1024, 20, л. 20; Сб. мат. для изуч. общины, 129, 291, 368

  2. #2
    Senior Member
    Регистрация
    31.05.2010
    Адрес
    Калининград
    Сообщений
    2,165
    Записей в дневнике
    1

    Re: Забытый обычай

    В Новгородской губернии помочь погорельцу – «обыкновенное явление». Здесь «не найдется ни одного, просящего милостыню», так как «даже погорельцы не ходят за подаянием, а ждут и уверены, что каждый сам придет к ним с помощью по силе и возможности» (Тесовский уезд, 1878 год). В Крестецком уезде этой же губернии (Заозерская волость, 1879 год) «в случае постигшего домохозяина несчастья, например пожара, мир дает бесплатно лес для постройки; если кто заболеет, то мир бесплатно исправляет его хозяйственные работы: убирает хлеб, сено и т. п.; на работу должны идти все; не желающего может принудить староста». Мир помогал крестьянину, пострадавшему от пожара, неурожая, падежа скотины, работами – вывозкой леса, постройкой избы и т. п.

    «Помочь в ходу и имеет смысл между крестьянами общины, например, в том случае, когда один из членов последней строится, то для скорой и экономной перевозки лесных и других громоздких материалов приглашается на помочь мир, который никогда не отказывается от этого. Мирская помочь собирается преимущественно в праздники. Это взаимное вспоможение особенно важно для погорельцев, когда необходимо до наступления холодов выстроить жилище для себя и помещение для скота».
    Столь же непременным считалось здесь и участие в помочи в пользу вдов и сирот, занимающихся хлебопашеством. Отказ вдове в лошади, если она не имела своей, считался «делом безбожным».
    Итак, совершенно безвозмездные (то есть без непременного угощения) помочи общины отдельному члену ее при особенно неблагоприятных для него обстоятельствах (пожар, болезнь, вдовство, сиротство, падеж лошади) были по крестьянским этическим нормам самыми обязательными. Община, по крестьянским представлениям, просто не могла отказать в этом случае либо сама проявляла инициативу в организации такой помощи.
    Отдельный член мира подчинялся общему решению. Многие это делали по внутреннему побуждению и в силу сложившихся взглядов. Другие – считаясь с общественным мнением и не решаясь противопоставить себя ему. За этими нормами стояла христианская система нравственных ценностей.

    «Если кто устраивает помочь, то и он сам или другой член его семьи обязан быть на помочи у тех лиц, которые были у него на помочи; только уважительные причины могут избавить от этой обязанности, иначе к нему не будут ходить на помочь, потому что он «не отхаживает помочи». «Нам не вино дорого, а работники», – говорят крестьяне». Всякий, пользовавшийся услугами односельчан, считал своей обязанностью являться на помочи к другим. Об устойчивости, давности и широком распространении этого принципа свидетельствует и пословица: «Кто на помочь звал, тот и сам иди»

    Нормы поведения, связанные с обычаем помочей, были в существенных своих чертах однородны по всей территории расселения русских.

  3. #3
    Senior Member
    Регистрация
    31.05.2010
    Адрес
    Калининград
    Сообщений
    2,165
    Записей в дневнике
    1

    Re: Забытый обычай

    Помочи в Забайкалье.

    По материалам фольклорно-этнографической экспедиции в село Большой Куналей.

    Помочи

    Жись-то была шибко интересная, а пошла какая-то жись совсем чужая… Вот собяруть молодых ребят, девок жать, — сярпом же жали. Ну, вот выжнут имя, хозяевам, — вот помочь собирали. Старикам, быдто, помогали. Имя не платили ничо, а как на помощь. Их накормят, и всё…

    У нас тоже помочь была. Матка болела, батька болел. Пять годов болел — костоломка была. Таперь как-то по другому зовуть, — но, пиритрит, ли как… Но тоже собирали. Вот Капитолина у девках была. Но, тут ишо много девок… Ребята телегу запрягуть, девки рядом сяли, все песню поють. Но поехали жать.
    У нас полторы дясятины — ярица была посеяна. А мамка говорит:
    — Вы уж ня вяжитя в снопы-то — сопреет. Уж кладите в горстю…
    Дождь мало-мало брызгал. Но они нам полторы дясятины не у снопы, у горстю1 всё сжали. Но, будто, с корня-то она вся у горстях ляжить. Но мы после всё ездили да вязали её. Мамка говорить:

    • Вязать-то нам легче. А жать-то, знаешь, каково?!

    Я ишо маленька была. Помню, меня в телегу посадили, — будто, у зад… Но, пару запрягли конёв. И поехали. Матка пирогов с капустой напекла. Это после Успенья… Сала нажарили. Тамочки на пашне чай пили. Но браво…
    Опять потом круг улицы девки поехали. Ребята их повязли. С песнями едем. Ой, браво было.

    Жись-то была шибко интересная, бравая. А таперь жись — сусед к суседу ня ходим. Старуха к старухе ня ходим. Такие какие-то стали люди…

    Раньше, бывало, к Пятрову дню — праздник был Пятра и Павла, — у кого коровы нету, им соседи и сметаны, и творогу, и молока, — всё дадут. Которы богаче… А таперь не дадуть, усе на эти деньги сяли верхом, у всех, чтоб до глотки этих денег было… А раньше-то у нас никто никому не продавал, а давали, подавали… Так вот и жили, пособлялись, а сейчас не, — не пособляются, хошь ты пропади, к тебе не придуть. И кусочка хлеба не дадуть. Вот
    пошла какая-то жись совсем чужая…

    Но сямейские всегда были дружные, а таперь и оне не такие стали… Всё куды-то, адали, переродилося. Один одного уваджать ня стали, друг на друга наговаривають, — будто, всё ругаться хочуть.

    Старинного нету, ничо нету. Бывало, с церкви идёшь, — браво. Пякуть хлеб, калачи, — пахнеть по улице. А таперь хлеб пякёшь, он пошто-то ня пахнеть хлебом… А старинная была пашаница ме-е-еленькая, такая была вкусная. Ой, калач зимой вот так об коленку как стукнешь, он как ружье так — тры-ык! — лопнеть… белый. Вот его грызёшь, и ня зубы не болели, ничо. А таперь три-чатыре годика, только выросли зубы, давай уж падать. Без зубов уж делается. Народ стал слабый…
    Агафья Степановна Родионова. 1919 г.р.


    1 Горсть — тут в смысле охапка.

  4. #4
    Senior Member
    Регистрация
    31.05.2010
    Адрес
    Калининград
    Сообщений
    2,165
    Записей в дневнике
    1

    Re: Забытый обычай

    Помочи у семейских Забайкалья
    отрывок из работы ЛЕОНОВА А.М.
    ВОЗВРАЩЕНИЕ К ИСТОКАМ: МОРАЛЬНО-ЭТИЧЕСКИЕ ТРАДИЦИИ РУССКИХ СТАРООБРЯДЦЕВ (СЕМЕЙСКИХ)


    http://semeyskie.narod.ru/science_leonov2.html

    "Милости просим к нам с серпиком пивца испить", - приглашали на помочь. На работу являлись семьями и поодиночке. Если на работу приходилось выезжать за пределы села, отправлялись в дорогу с песнями, после работы в доме, кому оказывалась помочь, устраивался ужин и "помочан" катали на тройках.
    Для подростков и неженатой молодежи время помочи было не только обучением производственным приемам и навыкам, но и их совершенствованием под непосредственным наблюдением мастеров-земледельцев. Важен был сам праздничный настрой, атмосфера совместного труда, его реальная значимость для нуждающихся. Это воспитывало у всех участников трудового процесса положительное отношения к людям и даже к самой "черновой" трудовой деятельности.В ходе помочей передавалась и формировалась преемственность трудовой традиции в рамках общины. Это была настоящая "педагогика труда", в процессе которой осуществлялось воспитание и обучение детей и молодежи. Огромное нравственное значение помочи заключалось и в том, что в дни "помочи" работа за деньги считалась предосудительным делом. Существовала традиция "отхаживать" помочь, то есть общинник обязан был явиться на помощь к тем, кто в свое время работал на помочи у него(Миненко, 1989,89).
    Помочь устраивалась не только в названные дни. Хозяева собирали помочь при строительстве дома, приглашая родственников, соседей, приглашали на "свеженину" при забое скота. Последнее проявление помочи, пожалуй, является наиболее встречаемым в семейских селах сегодня. Осенью, во время забоя домашнего скота, хозяева приглашают мужчин-родственников или соседей на "свеженину". Считается обязательным угостить работающих, а также дать на дорогу "гостинец". Также "гостинцы" отсылаются тем, кто не был на забое, но присылал гостинец раньше, со своей "свежинки". Мои родители считали обязательным "угостить" и тех соседей, которые домашний скот не держали. "Пусть и им вкусно будет, " - говорила в таких случаях моя мама, Леонова Е.С.
    Отношение к добрососедству подчеркивалось в пословицах: "Не бери дом, а бери соседа", "У соседа есть, и у тебя будет". В этом кроется еще одна особенность общины семейских, когда все вокруг земляки, родственники, соседи: "Семь дворов обойдешь, а своего все равно найдешь".

Социальные закладки

Социальные закладки

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения
  •