ЗА КЕМ ПОЙТИ ФЕРМЕРУ?

Фото: zemlya-chita.ru


В Забайкальском крае взят курс на монополизацию сельского хозяйства: львиная доля средств государственной поддержки из бюджетов всех уровней направляется крупным сельхозтоваропроизводителям, мелкие – КФХ и ЛПХ – остаются «за бортом». Об этом заявили члены совета Союза КФХ и ЛПХ Забайкальского края, пригласив к общению представителей региональной исполнительной и законодательной власти.



Противостояние

Оказывается, одна газетная публикация может кардинально изменить положение человека. По крайней мере, Глеб Уланов считает, что после его критических заявлений в газете «Вечорка», а также нескольких обращений к видным российским политическим деятелям, таким как Путин и Жириновский, с критикой региональной сельскохозяйственной политики, и без того непростые его отношения с краевым минсельхозом существенно обострились. «Началось противостояние, – рассказывает Глеб Прокопьевич, – развернулась кампания против политики, которую мы продвигали 10 лет».
Мы» – это Союз КФХ Читинской области, официально зарегистрированная организация, член АККОРа (Ассоциации крестьянских, фермерских хозяйств и сельскохозяйственных кооперативов России), – авт.). Уланова председателем этой организации избрали на конференции в 2002 году, до этого он был председателем Краснокаменского Союза КФХ. Участник одиннадцати съездов АККОРа. Готов бы работать и дальше, да «подкосила» зима 2010 года. «В декабре состоялась конференция, – рассказывает, – после моего отчёта выступили четыре представителя министерства сельского хозяйства и продовольствия Забайкальского края, заявив о необходимости иметь в Союзе другого, лучше работающего председателя.
Я был согласен уйти, ведь последние восемь лет приходилось свои деньги вкладывать на взносы за Союз в Москву, устал, но всё же кандидатуру с голосования не снял, и меня поддержало большинство проголосовавших. Но понял я, что не получается взаимопонимания с минсельхозом, написал заявление на Совет с просьбой освободить от председательства».
Какое-то время Глеб Прокопьевич спокойно занимался собственным хозяйством в Приаргунском районе – прежде оно имело статус КФХ, затем пришлось переорганизоваться в ЧП, но люди продолжали звонить, обращаться к бывшему руководителю, и вот, спустя целый 2011-ый, Уланов решил обозначить своё позицию. Понимая, что формально он не является председателем, заявил о несостоятельности и нелегитимности Союза крестьян Забайкалья, который многие считают правопреемником Союза КФХ и ЛПХ, и решил поставить перед исполнительной и законодательной региональной властью «вопросы взаимодействия».


Политика на политику

В ходе двухчасового заседания лично мне вспомнился анекдот про колхозное партсобрание, в повестке дня которого два вопроса: строительство сарая и строительство коммунизма. Помните? «Ввиду отсутствия досок решено перейти ко второму вопросу…»
В нашем случае этим «вторым» вопросом стало обсуждение реального положения дел в сельском хозяйстве, в частности положения забайкальского фермерства, которое, по словам участников встречи, сегодня критическое. Разговор бы мог получиться не только содержательным, но и, пожалуй, полезным, если бы не было того самого «первого» вопроса, к которому нет-нет, да возвращались председательствующие.
«Хотим заострить внимание органов государственной власти на тех негативных моментах, которые существуют сегодня в жизни КФХ и личных подворий, – заметил председатель Ассоциации товаропроизводителей Забайкалья Владимир Алексеев. – На наш взгляд, в крае взят курс на монополизацию сельского хозяйства. Мы говорим, что 80% мясомолочной продукции производится в ЛПХ, населением. В то же время основные средства бюджета по программе мясного животноводства уходят фактически двум крупным забайкальским хозяйствам. Фермеров исключают, отводят от контроля за распределением средств финансовой помощи, которые поступают из федерации и изыскиваются в краевом бюджете».
Эту теорию несколько пошатнула заместитель руководителя краевого минсельхоза Эллина Акулова, с 2011 года курирующая в регионе вопросы КФХ. «Удельный вес продукции, производимой в КФХ Забайкалья, составляет всего 3,5%, – заметила она. – В 2011 году наши КФХ получили из всех уровней бюджетного финансирования более 300 млн. рублей. Всего в регионе более 3000 малых форм хозяйствования, хотя реально действующих, безусловно, меньше. У нас есть крупные хозяйства, которые выходят за пределы края, на уровень федерации. Это факт, он нас радует.
Министерство готово вести диалог с любым объединением, отстаивающим интересы аграриев, а при существовании недопонимания – сесть за стол переговоров и вырабатывать совместные решения».

Жизнь заставляет объединиться

«Действительно, в 2010 году образовался определённый вакуум, – заметил председатель Союза крестьян Забайкалья Галын Доржиев, – при объединении двух субъектов Федерации, не прошли своевременно перерегистрацию Читинский АККОР и Агинский АККОР, тогда и по­явился отдельно Агинский Союз.
Затем Москва начала работать с фермерами, а наш край не был представлен в России, потому мы и решили в срочном порядке создавать новую общественную организацию крестьян».
Учредителями выступили четыре фермерских хозяйства – Чемусов из Борзинского района, Нимаев из Петровск-Забайкальского района, Лиханова и Стерликов из Карымского района. Пятым учредителем стал Галын Доржиев. Союз был зарегистрирован 26 мая 2010 года.

«Прошло больше года, а работа идёт ни шатко, ни валко. Я это признаю, – говорит Галын Дугаржапович. – А потому задача на 2012 год – провести большую организационную работу, в каждом районе края должна быть своя ассоциация крестьян, свои руководители. В 2011 году под наши знамёна перешли 132 крестьянина, они написали заявления, во­шли в реестр российский, и 24 августа Союз крестьян Забайкалья был зарегистрирован на Совете АККОР России и стал членом Союза АККОРа.

Сама жизнь заставляет нас объединиться. По одному сломать легче, это народная мудрость. Что касается обсуждаемого вопроса… Крупные, крепкие фермера, действительно, пользуются всеми благами поддержки государства – из бюджета получают по 8-10 млн. рублей, но ведь они показывают продукцию. Почему бы нет и остальным? И если бы все наши фермера отчитывались и в отчётах показывали бы свою продукцию – вопросов бы не было! В противоположном случае – чем это недовольство подкреплено?

Вот недавний пример. В Угдане – у фермера поголовье КРС 10-15 голов, получил он в прошлом году средства на корма – господдержку из федерального бюджета в несколько десятков тысяч, а сосед его с поголовьем больше ста голов не получил ни одного рубля. Так тот сразу прибежал выяснять, почему это так государство действует? А когда ему показали бумаги: а ты где отчитываешься? – то он сразу успокоился!».

Галина ЩУКИНА: «Пока в нашем районе объединились 7 человек. Другие говорят: «да мы не пойдём, мы боимся, у нас последнее отберут…» Но мы объединились. Мы отчитываемся, как положено. Мы друг другу помогаем, объясняем что-то, делимся опытом, потому что по одному в Читу не наездишься! Мы и получаем субсидии…»

Нет гласности!

Прибывшим на встречу приаргунским фермерам оставалось только руками разводить – то ни одного, а то сразу три!
Да, сегодня в Забайкальском крае зарегистрировано 3 организации, которые называют себя представителями фермеров и частников. Одна – это Совет КФХ и ЛПХ, правопреемник организации, во главе которой стоял Глеб Уланов, а сейчас председателем Совета является Ш. Базаржапов. Создан Союз крестьян Забайкалья под руководством Галына Доржиева. И есть ещё организация АБАО, которая также провозгласила себя Союзом фермерских хозяйств Забайкальского края.
«Первый раз услышала!, – заметила главный бухгалтер одного из КФХ Приаргунского района Галина Щукина. – Фермерам нужна помощь, потому что находимся мы в положении новорожденных котят, которых бросили в речку: вдруг да выплывут!

Ещё недавно в нашем Приаргунском районе было 100 КФХ, сейчас осталось 45, и только 7 получают государственную помощь. Остальные ничего не знают! А придут, перед ними закрывают двери. Счастливчик тот, у кого есть бухгалтер, а кто сам справляться пытается, от скота не оторвётся, ни времени, ни терпения не хватит чиновничьи пороги обивать. Вот кто-то купил новую технику, мог бы часть затрат возместить – но никто не объяснил, как это сделать. Даже перечня необходимых документов в нашем районе нет.

Мы обращались везде, приехали в Читу. Походили по кабинетам минсельхоза, только там нам ответили на вопросы и дали необходимую информацию. А почему нет заинтересованности на местах?
Пока в нашем районе объединились 7 человек. Другие говорят: «да мы не пойдём, мы боимся, у нас последнее отберут…» Но мы объединились. Мы отчитываемся, как положено. Мы друг другу помогаем, объясняем что-то, делимся опытом, потому что по одному в Читу не наездишься! Мы и получаем субсидии. Например, в прошлом году по программе «корова-телёнок» не дали денег, но пришли средства на корма. Вот лично мы содержим 300 голов скота и получили около миллиона рублей, представляете, какая это хорошая помощь! А говорят, новые программы появляются – по молодым семьям, по молочным фермам… Нам хочется всё знать!

Меняется всё и в Чите: то денег нет, то не защитили проект, то приостановлена программа. Мы наперёд не знаем – будут программы или нет, какие направления приоритетны в крае на следующий год, на что дадут денег? Кого разводить – лошадей, овец, коров? Мы ведь хотим «попасть в поток», понимаете?!.
Но нет гласности!», – подвела итог Галина Сергеевна.

… Пришёл в голову старый «перестроечный» анекдот:
- Василий Иванович, а что такое гласность?
- Это значит, Петька, что ты можешь что угодно про меня говорить, обсуждать, критиковать… И меня, и комиссара. И ничего тебе за это не будет!
- В самом деле ничего?
- Ни-че-го! Ни новой шашки, ни бурки, ни сапог…
Глупый анекдот, согласна…


«А земля-то у нас одна»
В конце прошлого года шесть субъектов Сибирского федерального округа обсуждали в формате видеоконференции с руководством российского минсельхоза проблемы фермерского движения. Председатель Совета АККОР Вячеслав Телегин заметил: «Тревогу вызывает, что число фермерских хозяйств в регионах СибФО снижается. Только по данным 9 месяцев 2011 года, в Забайкальском крае их стало меньше на 347, в Иркутской области – на 126, в Кемеровской – на 423, в Омской – на 116, в Томской – на 165. Лишь Новосибирская область «приросла» – на 24 фермера».
Реальная ли это проблема, или «такая статистика» (обе точки зрения имеются, – авт.) – тема отдельная, но любопытно, что все участники нынешнего разговора – представители двух Союзов, министерств, дачников, депутатского корпуса и сами хозяйственники, оказались едины в утверждении о разрозненности забайкальских фермеров, признавая, что резерв огромен.
Идея о возможном объединении всех трех организаций в одну реальную силу на встрече прозвучала. Но хватит ли мудрости и здравого смысла, чтобы, забыв личные обиды, побороть неприязнь, а от непонимания прийти-таки к осознанию, что «земля-то у нас одна, и делить-то нам нечего» (председатель краевого союза садоводов-огородников Т.Я. Кобина, – авт.)? Как говорится, время покажет.

Мария ВЫРУПАЕВА

Источник: Газета Земля
04.02.2012 16:45