Это не Великая Отечественная, но тем не менее

15 марта 1969 г. в бою на острове Даманский погибли:



Яковлев
Анатолий Иосифович родился 04.06 1949 г. Русский . Работал помощником машиниста. Призван 10.11 1968 г. Петровск-Забайкальским ГВК Читинской обл. Рядовой, в/ч 2097 ТОПО. Погиб 15.03 1969 г. в ходе боевых действий на границе в районе о. Даманский Дальнереченского р-на Приморского края. Награжден медалью «За отвагу» (посмертно). Похоронен в с. Камень-Рыболов Ханкайского р-на Приморского края на Центральной площади в братской могиле.
БТР, в котором находился Анатолий, поспешил на помощь начальнику Иманского отряда Д.Леонову. Однако экипаж не смог достичь пылающей машины Леонова: их бронетранспортер тоже был подбит и загорелся. Сержант отдал приказ покинуть машину. Первым в люк опустился водитель. И тут же был сражен автоматной очередью: китайские солдаты были совсем рядом и стреляли почти в упор. Вторым был Анатолий Яковлев...
Всего в том неравном бою погибло пять советских пограничников.

Ещё забайкальцы, погибшие на Даманском -




Шамсудинов (Шамсутдинов) Виталий Гилионович
родился в 1949 г. в г. Борзя Читинской обл. Русский . Призван 09.11 1968 г. Борзинским РВК. Рядовой в/ч 2097 ТОПО. Награжден орденом Красной Звезды (посмертно). Похоронен в с. Камень-Рыболов Ханкайского р-на Приморского края на Центральной площади в братской могиле.

Ковалев Анатолий Михайлович родился в 1949 г. в с. Бальзой Улетовского р-на Читинской обл. Русский . Призван 10.11 1968 г. Улетовским РВК. Рядовой в/ч 2097 ТОПО. Награжден медалью «За отвагу» (посмертно). Похоронен в с. Камень-Рыболов Ханкайского р-на Приморской края на Центральной площади в братской могиле.

Гладышев Сергей Викторович родился в 1950 г. в г. Чите. Русский . Призван 12.11 1968 г. Читинским РВК. Рядовой, в/ч 2097 ТОПО. Награжден медалью «За отвагу» (посмертно). Похоронен в с. Камень-Рыболов Ханкайского р-на Приморского края на Центральной площади в братской могиле.

«Улётовские вести» публикует воспоминания курсанта Марина, участника боя на острове Даманский .


«У таких вот смелых, сильных духом Совесть однозначна, как приказ... Стань, земля, его мягчайшим пухом. Память, сохрани его для нас», - пишет безымянный Марин, вспоминая своего погибшего однополчанина Анатолия Ковалёва.


По словам курсанта, несколько пограничников, среди которых был курсант Ковалёв, прикрывали основную часть военных, которые переносили раненых на безопасное место.

Марин пишет: «Но вдруг услышали крик Анатолия. Мы на мгновение повернули головы в его сторону, но он, ничего не говоря, продолжал вести огонь. Только тогда, когда кончился бой, он сказал, что ранен. К нему подползли два пограничника и обнаружили, что очередями из пулемёта у него перебиты ноги. Тогда они взяли его под руки и поползли вместе с ним вглубь нашего острова. Хотя он был ранен, но помогал ползти. Боль, которую ему приносили раны, он скрывал, как мог. И только одно срывалось с его губ - это проклятия в сторону китайских провокаторов. Когда мы выползли на берег Уссури, он попросил, чтобы его подняли во весь рост: «Я не хочу по своей земле ходить согнувшись». Мы продолжали движение, и вот нам в спину ударила очередь из автомата, мы залегли и увидели, как в кустах скрылся китаец. Подошли к Анатолию, он лежал недвижим, одна пуля попала ему в спину. Такое позорное убийство могли сделать только озверелые китайские маоисты».




Пограничники маневренной группы готовятся к бою. 15 марта 1969 г. о. Даманский.

15 марта 1969 г.
По приказу Председателя КГБ при СМ СССР пограничные заставы Иманского (Дальнереченского) погранотряда были усилены личным составом и техникой. Отряду выделялось звено вертолетов Ми-4, мангруппы Гродековского и Камень-Рыболовского отряда на 13 БТРах. Командование Дальневосточного военного округа выделило в распоряжение командование отряда 2 мотострелковые роты, 2 танковых взвода и 1 батарею 120-мм минометов 135-й мотострелковой дивизии. Проводились реконгосцинировка маршрутов выдвижения войск и рубежей развертывания отрядов поддержки.

Не отставали и китайцы. К 7 марта группировка китайских войск также была значительно усилена. На даманском и киркинском направлении сосредоточилось до пехотного полка, усиленного артиллерией, минометами, противотанковыми средствами. В 10–15 км от границы разворачивалось до 10 батарей дальнобойной артиллерии крупного калибра. К 15 марта на губеровском направлении было сосредоточено до батальона, на иманском – до пехотного полка с танками, на пантелеймоновском – до двух батальонов, на павло-федоровском – до батальона со средствами усиления. Таким образом китайцы сосредоточили пехотную дивизию со средствами усиления.

14 марта в 11.15 постами наблюдения было замечено выдвижения группы китайцев в направлении острова. Пограничники обстреляли данную группу, вынудив отойти ее на свой берег.

К 16.00 14 марта, по приказу из округа, все посты с острова были сняты. Спустя некоторое время посты наблюдения отметили выход на остров двух китайских групп, численностью 10–15 человек. Проведя реконгосцинировку, группы отошли с острова. В 18.45 на китайском берегу были установлены пулеметы и гранатометы.

Для упреждения противника в ночь на 15 марта на остров выдвинулась пограничная застава маневренной группы подполковника Е. Яншина в составе 45 человек, 4 БТРов и СПГ-9. Для ее поддержки на берегу Уссури были сосредоточены отрядные резервы в составе 80 человек на 7 БТРах, а на заставе «Нижнее-Михайловка» 100 человек и 3 БТРа в готовности к отражению провокации на других участках. Здесь же находилась оперативная группа Тихоокеанского погранокруга во главе с заместителем командующего войсками округа полковником Г. Сечкиным. На это же направление был выдвинут 199-й мотострелковый полк, артполк и дивизион РСЗО «Град» 135-й мотострелковой дивизии.

Утром до роты китайцев, поддерживаемые артиллерийским и минометным огнем, атаковали остров. Группа Яншина в течении часа отражала атаки. Когда кончились боеприпасы Яншин отвел группу в расположение резерва, заменил личный состав и подбитую технику, атаковал китайцев, занявших к этому времени земляной вал и отбросил их.

Китайцы снова атаковали группу Яншина, усилился артиллерийский огонь. В то же время армейское командование не только не оказало поддержку, но и, ссылаясь на отсутствие приказов, вывело из подчинения пограничников все приданные средства, кроме двух танковых взводов, которые не имели права стрелять. Пограничники не смогли сдержать напор китайцев и начали отступать.

В создавшемся положении Леонов попытался нанести фланговый удар четырьмя танками, однако атака сорвалась. Танки попали под сильный огонь противотанковых средств. Первый танк, в котором находился Леонов, был подбит, сам Леонов погиб. Три остальных танка отошли на исходные позиции.

Для усиления группы Яншина, Сечкин направил на остров два танка под командованием старшего лейтенанта В. Соловьева. Получив поддержку пограничники держались еще два часа, но, когда закончились боеприпасы, вынуждены были отойти.

Командующий ДВО генерал-лейтенант О. Лосик и представители КГБ запрашивали Москву о поддержке пограничников армейскими частями. Заместитель начальника Иманского (Дальнереченского) пограничного отряда полковник А. Константинов, принявший командование после гибели Леонова, вспоминал: «Армейцы сели на нашу линию связи, и я слышал, как командиры полков крыли свое начальство за нерешительность. Они рвались в бой, но были связаны по рукам и ногам всевозможными директивами».

Только вечером поступила команда из Москвы. Две мотострелковые роты, с пятью танками, совместно с заставой маневренной группы, при поддержки артиллерии и минометов, атаковали китайцев. Но время было упущено, противник закрепился на острове и атака захлебнулась. Тогда в 17.10 силами артиллерийского полка, дивизиона РСЗО «Град» и двух батарей 120-мм минометов был проведен десятиминутный огневой налет на всю глубину китайской группировки. После артподготовки две роты мотострелкового батальона, совместно с заставой маневренной группы на 12 БТРах с 5 танками снова атаковали китайцев и выбили их с острова.


Манвренная группа готовится к бою. 15 марта 1969 г. о. Даманский.


Схема боя на о. Даманский 15 марта 1969 г.

wolfschanze: 15 марта 1969 г.

Мы не канули в Лету

В дни, когда возглашаются тосты –
За победу! За счастье! За мир! –
Мы не вольны покинуть погосты
И прийти к вам на праздничный пир.
На военных парадах нас нету,
И не можем их видеть, увы,
Но, почив, мы не канули в Лету,
А навечно остались живы...
Мы недвижимы, но не убиты,
И, хотя беспощадна война,
Мы не смертны, пока не забыты
Наши подвиги и имена;
На местах нашей воинской славы
Зацветают поля и холмы,
Зеленеют деревья и травы –
Это мы! Это мы! Это мы!
Журавлей поднебесные клики
И победных салютов краса –
Это наши вам видятся лики,
Это наши слышны голоса...
В грозовое суровое время
Мы собой рисковали не раз.
Дай-то Бог, чтоб такое же бремя
Не обрушилось вдруг и на вас,
Чтобы тяжкие эти невзгоды
Не ступили на отчий порог
Ни теперь, ни в грядущие годы –
Дай вам Бог! Дай вам Бог! Дай вам Бог!

Василий Костромыгин.


Александр Тарасов в «Эффекте» завершает увлекательный историко-журналистский проект «Даманский: оглянуться без ненависти», посвящённый памяти земляков-забайкальцев, павших при выполнении воинской присяги в марте 1969 года на острове Даманский на реке Уссури 40 лет назад.

В последней публикации Тарасов рассказывает о том, чем закончилась пограничная война на Даманском: «Обычно российскому читателю предлагается такой сюжет: 15 марта 1969 года после прибытия в район конфликта 135-й мотострелковой Тихоокеанской Краснознаменной ордена Кутузова дивизии её штаб на свой страх и риск отдал приказ отдельному реактивному дивизиону БМ-21 «Град» нанести мощный огневой удар по острову и прилежащему к нему китайскому берегу на глубину 5-6 километров. При этом установки «Град» использовали кассетные боеприпасы. Почти все китайцы, занимавшие позиции на острове, были уничтожены. Затем стрелковый батальон 135-й дивизии при поддержке роты танков занял остров».

«Это как если бы немцы описывали войну на восточном фронте, заканчивая повествование выходом передовых частей вермахта в 1941 году к Москве - вроде правда, да не вся, - пишет Тарасов. - Не станем утомлять читателя сравнением советской и китайской версий событий после 2 марта, упомянем лишь бесспорное обстоятельство - в мае 1969 года китайцы высадились на Даманском и больше никогда оттуда не уходили».

Тарасов, «как неисправимо гражданский человек», думает, что справедливость войны определяется не её способами, не тем, сколько врагов мы убили, и даже не тем, кто первый напал, а тем, кто за что сражался: «Китайцы - нравится нам это или нет - воевали за территориальную целостность своего государства. Это наше государство признало неофициально уже в мае 1969 года во время своего наивысшего военного могущества, отказавшись от проведения десантной операции против закрепившихся там китайцев. И официально - в 1991 году, подписав Соглашение о советско-китайской государственной границе на ее Восточной части ровно в том виде, в каком оно было подготовлено в 1964 году».

Даманской драмой руководство СССР запустило в действие гибельный исторический механизм, считает Тарасов: «Китай из-за опасности войны с СССР пошёл на сближение с США, СССР стал готовиться к войне на два фронта, и государство, в котором мы родились и которому присягали, к вящему удовольствию китайцев и американцев просто сдохло, изнасилованное необузданной, не поддающейся никакому объяснению милитаризацией. Вот чем закончился конфликт на Даманском».

«Передав Даманский китайцам де-юре, Россия сама аннулировала заслуги своих солдат и сделала бессмысленными понесенные ею жертвы. При этом никто не потрудился извиниться перед жертвами конфликта и их родными, которым не отдали даже тела этих мальчишек оплакать по-человечески. Мракобесы в 1969 году закопали их там, прямо на границе, в мерзлой тундре под военные песни, чтобы даже мертвыми они символизировали «священность и неприкосновенность рубежей», пока китайцы окапывались на своем острове», - пишет журналист.

«СССР затонул со всеми своими амбициями, как Атлантида, - продолжает Тарасов. - А на поверхности остался плавать мертвый пафос, бессмысленные похвальбы и торжественная галиматья, за которые еще цепляется наша Россия - гигантская, неухоженная, необжитая, с дикими дорогами и мертвыми деревнями. Село Нижне-Михайловка рядом с заставой №2 Иманского погранотряда, которая со своим командиром полегла на Даманском, в настоящее время не существует. В тот день его гражданские обитатели на своих санях через тайгу, по бездорожью везли к Даманскому патроны, оказывали помощь и вывозили раненых. А сегодня там никто не живёт, все покинули эту деревню. Вот чем закончился конфликт на острове Даманском…».

По мнению Тарасова, советский режим строил внутреннюю политику на антикитайской риторике и воспитании синофобии: «Даманский из конкретной и, по сути, уже решённой проблемы определения государственной принадлежности островка на краю азиатского света, превратился в символ духовного самоопределения русского человека по отношению к Китаю едва ли не в метафизическом смысле. Все эти идеи, насколько я могу судить, по-прежнему популярны в нашем суровом климате и, к сожалению, сегодня ещё проецируются на российское общество, раз тема остается не закрытой. Поэтому, как развивались события на самом деле, - всё ещё имеет значение. Тайна Даманского, если она существует, - это тайна нас самих, разрываемых между желанием восхищаться героями нашего детства и чувством недоумения по поводу ходульной официальной версии трагических событий. Но упрощать даманскую цепь событий не стоит ни в какую сторону, однако понятно, что однозначный вердикт об исключительной вине китайцев невозможен. Это не переписывание истории, это попытка оглянуться назад без ненависти. Просто в большой книге русской истории много страниц - и славных, и не очень, - но прочесть нужно все».