жены декабристов - кадр из фильма "Звезда пленительного счастья"


Когда сейчас рассматривают картинки камер декабристов в Петровском, то часто иронизируют, по-поводу "жестоких условий существования", конечно же сравнивая с более поздними, всем нам сейчас известными, лагерями.

Волконский с женою в камере тюрьмы Петровского Завода

Я не буду спорить - условия не сравнимые. Но хотелось бы отметить другое.
Вот сейчас (особенно в 90-ые), многие - когда встали на край бедности, и правительство от них отвернулось, смогли очутиться в похожей ситуации.
"Из кнЯзей да в грЯзи..." - враз лишились всего. Очутились в глухом углу. И ведь это не сегодняшние условия - не было не электричества, связи. Транспорт - самый примитивный. Грязь.
Но они старались не опускать руки: пытались что-то делать, как-то преобразить эту действительность.
Нет - окон, добились чтобы - прорубили! Плохо, неуютно - женщины стали как-то украшать быт. Для начала они добились права проживать в тюрьме с мужьями.

Опереться на правительство они не могли, но могли опереться на своих близких. А тем кто не мог - им помогали друзья, такие же осуждённые, но кто, благодаря родственникам, имел такую возможность.

На содержание декабристов правительство отпускало весьма скудные средства. Те, кто не получал помощи от родных, испытывали серьёзные материальные трудности.

Чтобы иметь достаточно средств для жизни, декабристы создали «благодетельное учреждение» — общую артель, целью которой являлось оказание помощи соузникам. На общем собрании был утверждён устав артели, который регулировал работу всего артельного хозяйства. Согласно этому документу, сроком на один год выбирались: хозяин, казначей, закупщик, огородники и члены артельной комиссии. Обязанности каждого определялись уставом. Это был первый опыт кооперации в этих краях!

С активизацией деятельности артели хозяйство заключённых значительно расширилось. В тюремных дворах появились гряды, на которых выращивались овощи для общего стола. Ведал этой работой огородник.



огороды в Петровской тюрьме


В здании на общем тюремном дворе декабристами были устроены мастерские.



Главный и дворовый фасад тюрьмы декабристов в Петровском заводе. 1831 - 1839 гг

Собственные трудовые навыки их были весьма ограничены. Эта беда была порождена принадлежностью к высшим слоям общества, и они это сознавали. Воспитанные в пансионах, корпусах, они мало были приспособлены к труду, который бы давал средства к жизни. Однако стремление к познанию нового и необходимость выполнения этой работы сделали своё дело.

Вскоре в мастерских каземата начали шить одежду для себя и своих товарищей Е.П.Оболенский, П.Д.Мозган, А.П.Арбузов, П.П.Беляев, А.Ф.Фролов, Н.А.Загорецкий. Работу закройщика мастерски выполнял П.С.Бобрищев-Пушкин. Изготовлением головных уборов занимался Н.А.Бестужев, ремонтом сапог В.К.Кюхельбекер. Многие стали искусными слесарями, столярами, переплётчиками.


токарный станок Бестужева

Вещи, изготавливаемые в мастерских, использовались в основном самими декабристами, а вот навыки, приобретённые в тюрьме, многим пригодились в последующие годы на поселении.


мебель Бестужева из дома в Селенгинске - место ссылки после Петровского Завода. Мебель сделана своими руками. Наверное что-то похожее стояло и в доме Горбачевского.

Кроме большой артели, декабристами была учреждена «маленькая» артель. Её целью было снабжение некоторой суммой денег отъезжающих на поселение товарищей для устройства на новом месте. Средства, которыми распоряжалась артель, складывались из добровольных вкладов и пожертвований.



Устав Большой артели - первого российского потребительского кооператива.
Декабристы также создали библиотечную артель, которая выписывала журналы и газеты. Малая артель была кредитным кооперативом.


В жизни большой декабристской семьи многое было общим. Вместе радовались рождению семьи В.П.Ивашева, воспитывали детей, которых ласково называли «улыбки каторги», оплакивали смерть А.Г.Муравьёвой и А.С.Пестова. И эта сплочённость помогла им выжить.

«Каземат нас соединил вместе, — писал об этом периоде жизни М.А.Бестужев, — дал нам опору друг в друге и, через наших ангелов-спасителей (дам), соединил с тем миром, от которого мы навсегда были оторваны… дал нам охоту жить, дал материальные средства и доставил моральную пищу для духовной нашей жизни».

Отношения с местными жителями

В каком бы месте заключения или поселения декабристы ни оказывались, они выделялись среди местного населения.
К ним шли за советом, помощью. А через общение с местными жителями они невольно оказывали влияние на все сферы их жизни.

В Петровском Заводе декабристы особенно близились с А.И.Арсеньевым, человеком образованным, энергичным. Назначенный управляющим в Петровский Завод в 1832 г., он сделал очень много для улучшения производства.

По его инициативе К.П.Торсон и братья Бестужевы, «имеющие знания механики», были привлечены к работе на заводе, что не замедлило сказаться положительно (официально декабристы не работали на заводе - правительство старалось оградиться от революционного влияния, помятуя деятельность Лунина) . Была отремонтирована водяная лесопильная машина, домна переведена с ручного дутья на механическое, что позволило улучшить качество железа, а также увеличить его выпуск.

Декабристы всячески помогали начинаниям Арсеньева и организовали своеобразный технический совет. «Он ничего не предпринимал, не посоветовавшись с нами, особенно с братом», — вспоминал позднее М.А.Бестужев. Служебные отношения управляющего и декабристов переросли в крепкую дружбу, которая продолжалась ещё долгие годы.

«Наше присутствие на заводе имело благодетельное влияние на укрощение буйного произвола начальствующих», — вспоминал М.А.Бестужев. К ним обращались за помощью, с жалобами рабочие, каторжные, служащие.

Среди декабристов был замечательный доктор. И хотя в Петровском был свой лекарь, но все старались обращаться к декабристу Вульфу. Замечательно, что и местный эскулап признавал это превосходство и дружил с декабристами, стараясь учиться.
В одной из камер тюрьмы была устроена аптека, в которой руками узников, А.З.Муравьёва и А.Ф.Фролова под руководством доктора Ф.Б.Вольфа, готовились лекарства, которыми мог воспользоваться любой нуждающийся, причём совершенно бесплатно. Сам же доктор Вольф мог в любое время посещать больного, и мастерового, и каторжника, для оказания помощи.

А.Е.Розен вспоминал позднее: «Самую деятельную жизнь в Петровской тюрьме вёл Ф.Б.Вольф. Он был учёный, отличный доктор медицины. Старик наш комендант лечился только у Вольфа, также много заводских чиновников, рабочих; приезжали страждующие недугами из окрестных и дальних мест».

«Он был при своих познаниях в медицине благодетелем всех заключённых», — вспоминал С.Г.Волконский. Заслуживает внимания и тот акт, что именно по настоянию Вольфа в местной больнице при заводе стали давать больным свежие овощи как противоцинготное профилактическое средство, что привело к ликвидации цинги в этом месте. Постепенно использование в пищу дикорастущей зелени и ранних весенних овощей стало привычкой местного населения.

Декабристы поддерживали материально самых способных учеников казематской школы, отправляемых для продолжения обучения в Нерчинск.
«Уже два года мы посылаем им на содержание деньги.
В этот год добрый А.И.Арсеньев везёт для них бельё, карандаши, ножички, кисти и прочее и сто рублей деньгами. ...Подобных пожертвований для бедных случается каждый месяц по нескольку, и мне это теперь очень известно как казначею всех наших артельных сумм», — писал в одном из писем родным М.А.Бестужев.

Местные жители отвечали узникам сердечным, уважительным отношением. Дружба декабристов с учениками школы продолжалась долгие годы.





ЖЖ сообщество Петровск-Забайкальский