Была ужасная пора, Об ней свежо воспоминанье.... А. С. Пушкин


рисунок Юли Горчаковой из Хилокской художественной школы

Недавно узнали девичью фамилию мамы дедушки Иннокентия Ивановича Добрынина - она была Коростелёва. Стали искать погибших петрозаводчан с этой фамилией (через сайт ОБД - "общая база данных мемориал"), и обнаружили, что много петровцев в войну погибло в одном месте!, и среди них - Коростелёвы.


Коростелёв Александр Сидорович 1913 г.р. Читинская обл., г. Петровск-Забайкальский, ул. Кооперативая, д. № 21;19.07.1941 Петровск-Забайкальский ВК, Читинская обл. 116 СД; б\в сентябрь октябрь1942 последнее письмо из г. Сокол п\я № 2, 5 отделение; мать Екатерина Васильевна

Коростелёв Николай Николаевич 1921 г.р. Читинская обл., г. Петровск-Забайкальский, ул. Советская, д. № 7; 116 СД; убит 05.04.1942 под селом Гореловским Смоленской области (погибло много забайкальцев) похоронен в братской могиле в дер. Марьино мать Дарья Ивановна

Ворфоломеев Георгий Григорьевич 1921 г.р. Читинская обл., г. Петровск-Забайкальский, ул. Верхняя, д. № 17; 116 СД; убит 05.04.1942 под селом Гореловским Смоленской области похоронен в братской могиле в дер. Марьино; отец Григорий Георгиевич Ворфоломеев

Варфоломеев Милент Кириллович 1913 г.р. Читинская обл.,г. Петровск-Забайкальский, ул. Горбачевского, д. № 26 рядовой стрелок. Умер от ран 5 апреля 1942 жена Афанасия Николаевна (Никитична?) кладбище деревни Кирсанова-Пятница Барятинского р-на 50 армия 116 стр. д. ЗФ

Зайцев Владимир Фёдорович 1921 г.р. Читинская обл., г. Петровск-Забайкальский, ул. Верхняя, д. № 10; 116 СД; убит 05.04.1942 под селом Гореловским Барятинского р-на Смоленской области похоронен в братской могиле в дер. Марьино; мать Анна Фёдоровна Зайцева

Горбунов Иван Васильевич 1920 г.р. Читинская обл.,г. Петровск-Забайкальский, ул. Кооперативная д. № 9; 116 СД; убит 02.04.1942 под селом Гореловским Смоленской области похоронен в братской могиле в дер. Марьино; мать Анна Ильинична Горбунова

Захаров Анатолий Андреевич 1921г. Петровск-Забайкальский, б\в 09.04.1942 под селом Гореловским Барятинского р-на Смоленской области

Турушев Василий Григорьевич 1903 г.р. Читинская обл. П-Забайкальский район с.Орсук П-Забайкальским РВК 1942 красноармеец стрелок Пропал без вести жена: Петрова Тамара Константиновна Кукун


Турушев Михаил Васильевич Читинская обл. П-Забайкальский район с.Кукун П-Забайкальский РВК красноармеец 116 СД Пропал без вести 08.04.1942 Смоленская область


Турушев Константин Дмитриевич 1922 Читинская обл. П-Забайкальский район с.Орсук П-Забайкальский РВК красноармеец 515СП 116СД Убит 08.04.1942 г. в бою под с.Гореловский Смоленская обл. Барятинский р-он д.Марьино

- это кого я смогла найти, чьи документы были рядом с Коростелёвыми. И захотелось мне узнать, что же это за место такое было?


Бои за так называему "Зайцеву гору" шли за участок Варшавского шоссе от д.Куземки до собственно д.Зайцева гора. Основные действия по единственной дороге выходящей на Варшавку с юга - д. Фомино-1 и Фомино-2. Район современной д.Цветовка.




Оперативная сводка
штаба 50-й армии
№ 378
о результатах
наступления войск армии
в ночь на 22.4. 1942 г.
(22 апреля 1942 г.)


ОПЕРСВОДКА № 378 к 13.00 22.4.42 ШТАРМ 50

Карты 100 000, 50 000


116 сд – ближайшая задача: овладеть Гореловский, выс. 226.5. В дальнейшем наступать через выс. 245.3 на Бельская и во взаимодействии с 239 сд овладеть Бельская, выс. 267.7, закрепиться в этом пункте фронтом на север и сев.-запад и не допустить контратак из Милятино и Поделый.
Разграничительная линия слева: выс. 253.5, (иск.) Марьино, Гореловский, (иск.) Бельская, (иск.) выс. 267.7
11. 116 сд, частью сил прикрывшись со стороны Гореловский, главными силами ведет бой за гать и выступ леса 500 м сев. Гореловский. Положение частей уточняется.
http://bdsa.ru/documents/html/donesaprel42.html


Об этих событиях написана книга "Зайцева гора: хроника трагедии (февраль 1942 – март 1943 гг.)" Ее авторы - историк Максим Николаевич Мосягин и командир поискового отряда Александр Александрович Илюшечкин. Книга издана издательским домом «Дикий Север», вышла в 2008 г. в Магадане.



«Гора эта находится на Варшавском шоссе между Юхновом и Спас-Деменском. И тот кто хоть раз проезжал этим старинным трактом, должно быть, видел памятник, где похоронены тысячи погибших здесь советских воинов, - танк на постаменте и 76-мм орудие ЗИС-3. Есть там и музей боевой славы. В сводках 1942 и 1943 годов Зайцева гора фигурировала как высота 269,8. Начиная с зимы 1942 года её атаковали сразу несколько дивизий 50-й армии одновременно, но взять не могли. Под неё делали подкоп и взрывали. Взрыв был такой мощности, что на несколько километров вокруг сдетонировали минные поля. Но снова не могли овладеть ею. Основные бои шли здесь в период Ржевско-Вяземской наступательной операции 1942 года. Когда под Вязьмой погибали окружённые 33-я армия, 1-й гвардейский кавалерийский корпус и 4-й воздушно-десантный корпус, 50-й армии было приказано взять эту высоту и создать плацдарм для встречи прорывающихся из окружения. Ничего не получилось. Здесь положили больше войск, чем насчитывалось в дивизиях, находящихся во втором вяземском окружении. Наконец, немцы оставили её весной 1943 года почти без боя, спрямляли линию своего фронта и высвобождая для переброски под Орёл и Курск свои дивизии. На могильных плитах у памятника долгое время значились не фамилии погибших бойцов и командиров, а названия подразделений - огромный список. В народе Зайцеву гору называют Высотой смертников.»


Это цитата из книги: Сергей Михеенков, "В донесениях не сообщалось ... " Жизнь и смерть солдата Великой Отечественной, М, Центрополиграф, 2009 г, стр. 187, глава 10, Высота смертников. В этой главе приведены воспоминания ветеранов 336-й и 413-й сд, воевавших в составе 50-й армии, под Зайцевой горой.


д.Зайцева Гора - место жуткой бойни. Бои и зимы 1942-го и лета, и так до осени 1943 года. Сейчас там крупный мемориал, где перезахоронено свыше 4 тыс. человек. А сколько братских в округе...

мемориал на Зайцевой Горе.



http://www.kokm.ru/ru/branches/zayceva_gora/


немецкая карта этого район


Боевые действия в р-не Зайцевой горы начались войсками 50 Армии с 26 марта 1942г и шли почти не прерывно до 28 апреля 43 года.
В этих боях за Варшавское шоссе принимали участи следующие части 58, 69, 116, 146,173, 239, 290, 298, 336, 385 стрелковые дивизии 11, 108, 112 тбр. Потери составили от 50 до 70% личного состава. Убито, раненено и пропало без вести около 60 тыс человек . Это только за месяц боёв, дальше оборона и Подкоп под высоту 269,8 - результат практически никакой. Высоту взяли в марте 1943г, когда немцы начали свою операцию Буйвол, по сокращению фронта от Ржева. Оставляли усиленные заслоны, они планово отошли на заведомо подготовленный рубеж.

естность, где велись бои, переходила под контроль наших и немцев по несколько раз. При отступлении не хоронили, а документы и списки сжигали, могли вообще не вестись. Времена были тяжелые. Солдат других частей приписывали к частям выполнявшие важные задания только в усном приказе. Много случаев, когда хоронили бойцов через некоторое время после боев ни кто не смотрел на их принадлежность, а приписывали к части которая участвовала в этой операции в этом районе.


По плану генерала И.В. Болдина части и соединения 50 й армии уже в феврале 1942 г. должны были своим пра-вым флангом сковать противника, а левым флангом (413 я, 290 я, 173 я, 366 я стрелковые дивизии, 2 я и 32 я танковые бригады) нанести главный удар в районе Адамовки, чтобы затем во взаимодействии с частями 4 го воздушно-десантного корпуса, действующего в тылу врага, наступать севернее Варшавского шоссе в тыл юхновской
группировки врага.



С 23 февраля по 6 марта советские части пытались выполнить приказ И.В. Болдина. Они вели тяжелые бои, предпринимали множество яростных атак, но не смогли взломать сильную, глубокоэшелонированную оборону врага, преодолеть многокилометровые ледяные валы, ограждающие «Варшавку», подавить созданную гитлеровцами эффективную систему огня. (Замечу, немцы успели так хорошо "окопаться" на НАШЕЙ территории!)

С другой стороны «Варшавки» действовал в тылу врага 4 й воздушно-десантный корпус, который пытался помочь наступающим частям 50 й армии. 5 марта он получил необходимые боеприпасы и продовольствие и начал наступление на Малышево. В корпусе насчитывалось 3 000 бойцов, 30 противотанковых ружей, 126 ручных пулеметов, 7 45-миллиметровых пушек, 16 минометов, 707 автоматов, 1 300 винтовок, 15 радиостанций.
Но тем не менее, несмотря на героизм и мужество русских воинов, их наступление захлебнулось. Десантники, не сумев помочь пробить брешь через «Варшавку», вынуждены были перейти к обороне и диверсиям в тылу врага.

19 марта командующий Западным фронтом генерал армии Г.К. Жуков в связи с бесперспективностью дальнейших попыток перерезать Варшавское шоссе в районе Адамовки поставил войскам 50 й армии задачу выйти на Варшавское шоссе в районе Зайцевой Горы, что в Барятинском районе. Армия должна была на участке Фомино – Каменка ударом в направлении Зайцевой Горы – Новоселки овладеть Милятином. И еще одну попытку перерезать Варшавское шоссе части 50 й армии предприняли 26 марта. Они пытались нанести удар в направлении Павлова, Шахова и Кавказа. Однако из-за нехватки снарядов наша артиллерия не смогла подавить огневые точки врага. Прибавить к этому господство в воздухе вражеской авиации, глубокий снег и сильный встречный ветер – все это сделало наступление советских войск безуспешным. Летом и осенью 1942 г. отдельные участки Варшавского шоссе десятки раз переходили из рук в руки. 12 июля части 50 й армии начали наступательную операцию в направлении Шахова и Павлова и освободили Шахово, а 14 июня – Павлово. Весь август 1942 г. войска 49 й армии удерживали плацдарм у Вышнего. 10 сентября 58 я стрелковая дивизия 50 й ар-мии неожиданным ударом в 7.30 освободила Чичково. Однако перелом наступил только в марте 1943 г. 2 марта войска Западного и Калининского фронтов начали Ржевско-Вяземскую наступательную операцию с целью уничтожения группировки противника на ржевско-вяземском плацдарме. В ходе наступления советских войск зимой 1941 – 1942 гг. в обороне врага образовался выступ до 160 километров в глубину и до 200 километров в ширину у основания. В этот выступ входили оккупированные территории Мосальского, Юхновского и Спас-Деменского районов. И этот выступ предстояло «срезать» советским войскам и освободить от вражеской оккупации значительную часть советской территории. Намеченная операция продолжалась со 2 по 23 марта 1943 г. К марту 1943 г. передний край советской обороны на территории Мосальского района проходил через деревни Девятовка, Дмитровка, Сычево, Трушково, Красная Гора, Узломка, Чичково, Стрелево.

В боях на территории района участвовали 33 я, 49 я, 50 я армии, в составе которых были 143 я, 173 я, 176 я, 325 я, 340 я, 344 я, 336 я, 413 я, 13 я, 41 я, 110 я, 116 я, 154 я, 239 я, 290 я стрелковые дивизии; 2 я, 3 я, 10 я и 32 я танковые бригады; 1 я гвардейская и 10 я стрелковые бригады; части 1 й воздушной армии, 4 го воздушно-десантного корпуса; 1 й гвардейский кавалерийский корпус; другие воинские части и соединения. С аэродрома у с.Васильевское (в трех километрах от Мосальска) совершали боевые вылеты летчики знаменитого французского авиаполка «Нормандия»



Историку Александру Ильюшечкину, одному из авторов книги «Зайцева гора. Хроника трагедии», 46 лет. Более тридцати из них он занимается поисковой работой: поднимает из земли и с почестями ей же предаёт останки советских воинов, погибших в Великую Отечественную. Он комиссар кировского отряда «Поиск», который уже двадцать лет ведёт работы в Барятинском районе Калужской области. Здесь, на малом участке протяжённостью 15 километров тогдашней линии фронта – от Зайцевой горы до деревни Шемелинки, – в 1942-1943 гг. шли ожесточённые бои.



- Зайцева гора – одна из самых трагических страниц Великой Отечественной, - поведал комиссар поискового отряда. – В этом районе пытались соединиться наши войска, чтобы перекрыть фашистам прямую дорогу на Москву. Здесь в начале 42-го года в боевых действиях участвовали десять стрелковых дивизий и три танковых бригады. К концу апреля дивизии потеряли от 50 до 70 процентов личного состава убитыми, ранеными и пропавшими без вести. В боях погибло не менее 60 тысяч солдат и офицеров.
116 дивизия, в которой воевали забайкальцы, вступила в бой в составе 50-й армии 25 марта. Если к исходу дня 16 апреля его 656 стрелковый полк насчитывал 1786 активных штыков, то к 23 апреля осталось всего 35 человек… Жесточайшие бои за высоту 269,8 метра шли почти год. Взять немецкий плацдарм «в лоб» было невозможно. И тогда под Зайцеву гору был сделан подкоп длиной 106 метров. 25 тонн взрывчатки 4 октября 1942 года подняли гору на воздух. После взрыва образовалась воронка диаметром 90 и глубиной 20 метров. Высоту взяли с помощью авиации и танков, но фашисты вновь овладели ею.



И только 12 марта 1943 года немцы оставили гору, выравнивая свой фронт.
С тех пор многие окрестные сёла опустели. Невозможно было возделывать поля, залитые кровью. Трактористы отказывались пахать землю: всё вокруг было усеяно минами, а за плугом бесконечной белой лентой тянулись человеческие кости.


Оренбургский поэт, руководитель областного литобъединения имени В.И. Даля Геннадий Фёдорович Хомутов, служивший в пятидесятые годы в армии в тех местах, вспоминает, что часто встречал деревья с висящими на них минами: молодые деревца, на которых в войну ставили растяжки, выросли и подняли вверх смертоносный груз. Отряд «Поиск» извлёк из земли останки уже около двух тысяч советских солдат. - Копаем, как огород копают, - с горечью говорит комиссар о рабочих буднях отряда. – Здесь всё на костях…



Поиск ребята ведут обычно вдоль бывших немецких заградительных траншей, здесь больше всего находок: колючая проволока останавливала атакующих бойцов, и они становились удобной мишенью для врага. Правда, нераспаханных мест в округе не так уж и много. Останки лейтенанта Шаврина и ещё четырёх воинов удалось обнаружить, потому что были они в низине, заросшей берёзками. Отличить кто есть кто невозможно – командир взвода ушёл из той атаки в вечность, став одним целым со своими подчинёнными… И даже солдатская ложка, подписанная хозяином, может сказать только одно: это случилось здесь .




http://letopis20vek.narod.ru/ Передает атмосферу событий 1942 года: - "Представь себе, Дмитрич: едем мы по «Варшавке» сегодня, ты останавливаешь машину и показываешь рукой: «Вот тут я волочил кабельную катушку, а за спиной моталась винтовка». Узнал бы сегодня местность? - Конечно, нет, а зимой - подавно. Да и летом не нашел бы окопов. Кустарник стал лесом, все вокруг изменилось. Могу назвать лишь ориентиры - левая сторона Варшавского шоссе, если ехать от Москвы, окрестности деревень Фомино-1, Фомино-2, Шакино болото перед Зайцевой высотой. Печально знаменитая гора, которую штурмовали наши войска и под которую однажды провели подкоп, но взрыв был эффектен в воспоминаниях ветеранов, а не в действительности. На вершине горы я побывал вместе с группой ветеранов накануне 40-летия Победы.


Итак: из горьковского госпиталя выписался 13 марта, нацелился навестить домашних в Кирове (город освободили 11 января), но Калуга вернула, так сказать, на службу по специальности. Запасной полк изрядно поморил нас голодом, прежде чем сформировал маршевую команду. Нас, человек примерно сто, погрузили в два пульмана и высадили на станции Дабужа. Ночь, под ногами весенняя слякоть; шагаем неизвестно куда. Оказалось, прямиком на линию огня. Сухой паек, розданный в Калуге: буханка хлеба, полкило колбасы и кусок сахара - съеден по дороге. Что ж, потерпим до горячего супа из полевой кухни. Рота связи разместилась в полуразвалившемся сарае на окраине деревни. Находимся на позициях в составе 441-го полка 116-й Забайкальской стрелковой дивизии 50-й армии. Полевые кухни в наличии, а в котлах сухо и пусто. Деревенские погреба еще до нас обшарены. В апреле рассчитывать на подножный корм бесполезно, но кто-то ухитряется откопать в поле прошлогодние картофелины… Убитые лошади тоже до нас отскоблены ножами до костей. От истощения у меня сморщилась кожная пленка на поверхности раны, ноет грудь. Но, слава Богу, есть еще смекалка. Нащипал березовых почек, засыпал в котелок, залил болотной водой и положил в нее «мясо» - опаленную на костре ступню конской ноги. Получилось оригинальное блюдо - суп из свежей зелени с копытом. Боевые действия - активная оборона вперемежку с попытками наступления на "Варшавку". Справа - огромное болото со следами довоенных торфоразработок. Дело у связистов привычное - тяни провода от полкового штаба в батальоны, от них - командирам рот, беги по линии соединять обрывы от разрывов мин, снарядов, авиабомб. Немцы бомбят с воздуха по нескольку раз в день. Наших самолетов - ни одного. Артиллерия - из глубины немецкого тыла, минометный огонь с правой стороны от шоссе. Работаем втроем: старший сержант Бушуев (имя позабыл), старший красноармеец (позже при погонах - ефрейтор) Андрей Пьяных и я в звании рядового, ранее обученного в бою. Под Москвой напарником был сержант Рябых, под Зайцевой - рядовой Пьяных. Сибиряки, надежные ребята. Один раз всех троих господь помиловал: иду по проводу к ребятам, а под ногой - чуть прикрытая дерном лепешка противопехотной мины. Мои друзья расположились как раз на заминированном клочке. Осторожно выбрались из ловушки.
Наш полк наступал в районе Зайцевой с юга на север, с задачей оседлать Варшавское шоссе, перерезать продвижение вражеской техники. Атакуем противника без поддержки авиации и артиллерии. Типичная картина «наступательных» боев, согласно первомайскому приказу товарища Сталина - добить врага в сорок втором году! - Более мрачного года, чем этот, вряд ли знала военная история нашего государства. Гитлер где-то заметил, что ошибся, отвлекая силы в направлении Сухиничей-Вязьмы - войска пригодились бы для более мощного удара на Волге. При этом до сих пор не пойму стратегического значения высоты 269,8 на магистрали Москва - Варшава, где бои шли целый год - до мая 43-го. Правда, слышал, что с вершины, где теперь стоит скорбный монумент, в солнечный день видна через бинокль Вязьма… - Не наблюдал. Но помню, как на этом холме Николай Николаевич Гусев, бывший фронтовик и тогдашний секретарь обкома партии, назвал страшную цифру наших потерь - что-то больше 6 тысяч человек. В точности вряд ли кто знает. Но могу свидетельствовать лично: почти еженедельно - команда за командой: вперед! Идут в штыковую пятьдесят человек, возвращаются десять. При этом ни от кого из рядовых красноармейцев и младших командиров не приходилось слышать ропота недовольства, тем более возмущения безумными приказами командиров. Значит, так надо, война есть война. Они на фронте дневников не вели, как, например, старший лейтенант, наш земляк А.И.Булычев. Он, командир роты 146 полка 50-й армии, начал свои записи 2 октября 42-го в районе Зайцевой горы. Цитирую: «6.10.42. Часто задумываюсь над тем, как мы держим оборону. Если бы знали в тылу кто-нибудь из гражданских о том, что здесь вместо людей пустые окопы, то просто бы пришли в ужас. Совершенно голая оборона. Знай про это немцы, они бы ночью нас по одному к себе перетаскали. А про наступление и говорить страшно. Даже разведку мы не в силах отразить по-настоящему, потому что нет оружия и патронов. Немцы бьют по нашим окопам почем зря, а мы даже ответить не можем, потому что сразу выдадим себя и свое вооружение». Анатолий Булычев погиб в марте 43-го под Спас-Деменском. - В июне 42-го нашу дивизию отвели во второй эшелон, в тыл 50-й армии, километрах в десяти-двенадцати от фронта. Дивизионный штаб находился тогда в Мосальске. Воины привели себя в порядок, отмылись, немного откормились. И опять на «передок» - на сей раз восточнее "Варшавки", встык с 43-й армией. Летние бои были еще ожесточеннее; про один из них - схватку с подразделением эсэсовцев на пшеничном поле - ты уже упомянул в газете. Наконец, в середине августа нас внезапно поднимают ночью, и мы отправляемся почти бегом к железной дороге Вязьма-Калуга. Погрузка в вагоны, стоянка в Калуге, следование в Сухиничи и Козельск, где едва укрылись от такой свирепой бомбежки, какой не приходилось видеть раньше. Не меньше полусотни «юнкерсов» громили эшелон с нашими танками. Далее ехали мимо Тулы, на юго-восток. Догадывались: к Сталинграду.





Командующий 50 армии генерал Болдин оставил мемуары - "Страницы жизни".. Умудрился про полуторогодовалые бои в районе Зайцевой горы почти ничего не написать. А то, что написал носит характер анекдота.. Достаточно плотно написал про то как Тулу защищал, как Калугу брал.. А вот Зайцева гора.. Глава "Крепость взлетает в воздух".. http://militera.lib.ru/memo/russian/boldin/07.html Враг типа рвется к Волге. А мы тут отвекаем. Смотрит Болдин на карту , занимавшую чуть не всю стену, и всякий раз при этом взгляд его останавливается на высоте с отметкой 269,8, что расположилась вблизи Зайцевой Горы. Ломает командарм голову и вспоминает любимого учителя — генерала-лейтенанта Д. М. Карбышева. Зовет зам.начальника инженерных войск армии майора Максимцова и спрашивает того, как брали Казань в 1552 году? Тот смотрил удивленно - не е...ся ли Болдин ? Болдин говорит, что надо делать подкоп как 400 лет назад и взорвать высоту. Максимцов понимает - Болдин е...ся. Но приказ есть приказ. Дальше душевный рассказ как 40 дней рыли тунель. Дальше - Ура-а-а, взрыв. Говорят погибло 400 гитлеровцев.. Почти батальон. И усе-е-е-е.. Дальше уже бои лета 1943 под Кировом.. Кровопролитные бои 1942 года не вспомнились, о том, что высоту взяли только в апреле 1943 тоже. Такие мемуары..

макет окопа из музея на Зайцевой Горе








ЖЖ сообщество Петровск-Забайкальский