Она родилась в Петровском Заводе:



Мария Васильевна ТРУБНИКОВА (18(6).01.1835, Петровский Завод, ныне Петровск-Забайкальский — 10.05(28.04).1897, Тамбов), дочь декабриста В.П. ИВАШЕВА. Сыграла большую роль в создании системы высшего женского образования в России.

Выдающаяся деятельница женского движения в России М.В. Трубникова (урожденная Ивашева) родилась 6 (18) января 1835 года в г. Петровский Завод (ныне Петровск-Забайкальский) в Забайкалье.
Ее отец, ротмистр Кавалергардского полка Василий Петрович Ивашев (1794-1840), был ссыльным декабристом, мать - француженка Камилла Ле-Дантю (1808-1839) приехала в Сибирь вслед за своим мужем в сентябре 1831 года.

Нажмите на изображение для увеличения. 

Название:	Гостиная в доме Ивашевых в ПЗ. Рисунок В.П. Ивашева на.jpg 
Просмотров:	27 
Размер:	313.5 Кб 
ID:	2404
Гостиная в доме Ивашевых в ПЗ. Рисунок В.П. Ивашева на крышке шкатулки, выкован из кандалов http://fotki.yandex.ru/search/%D0%9F%D0%B5%D1%82%D1%80%D0%BE%D0%B2%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9%20%D0%97%D0%B0%D0%B2%D0%BE%D0%B4/users/hapard/view/453411?page=2&search_author=hapard&how=week&type=image


Уже в пять лет Маша осталась сиротой. Мать умерла в родильной горячке в декабре 1839 года, а отец - через несколько месяцев от апоплексического удара.
Детям декабриста было позволено вернуться в дом тетки - княгини Хованской. Сиротство отложило на девочке отпечаток - она была впечатлительной и отзывчивой. В доме тетки она получила хорошее домашнее образование, обучаясь вместе с сыновьями Хованской. Она знала европейские языки, читала историческую, философскую литературу, воспитывалась в уважении к подвигу декабристов, на идее служения народу.

В 1854 году девятнадцатилетняя Мария Ивашева вышла замуж за Константина Трубникова - преуспевающего молодого чиновника, впоследствии – основателя и издателя либеральной экономической газеты "Биржевые Ведомости". Жених пленил невесту "главным образом своим либерализмом и цитатами из Герцена". Крестницу благословил декабрист Николай Басаргин. Через год в 1855 году молодожены переезжают в Петербург, где и начинается активная общественная деятельность Трубниковой. Она продолжает заниматься самообразованием, открывает либеральный салон.

Вокруг Трубниковой собираются кружки бывших лицеистов - братья Серно-Соловьевичи, Алейников, Рихтер, Шамшин, Унковский. Посещают ее салон профессора Петербургского Университета (в т.ч. Кавелин), молодые женщины-дворянки. Салон испытывает влияние более радикальных кругов, так как члены кружка М.В. Трубниковой были близки к Чернышевскому.

С первых же лет водворения в Петербурге Мария Трубникова и ее сестра Вера Ивашева (вспоследствии вышедшая замуж за Черкесова, лицейского друга Серно-Соловьевича) повели борьбу с предрассудками, укоренившимися в их окружении.

Им был свойственен демократизм и сердечное отношение к людям независимо от их социального положения. Не редкостью в доме и салоне были гости в пледах и нигилистических балахонах. Встречи кружка друзей-гуманистов с нескончаемыми разговорами о "тяжелой народной доле" проходили на квартире Трубниковой.
Незамужняя Вера вопреки неписаным законам ходила по улице одна, ездила на извозчике, не пользуясь каретой.

Постепенно вокруг Марии и Веры сложился кружок состоятельных дам, решившихся так же бросить вызов обществу: они ходили по улицам без лакеев, вместо сложных причесок коротко стригли волосы, шили простые, часто уродливые платья, именно они впервые в России осмелились носить брюки, именно как женскую одежду (а не военную форму, как допустим, Дурова или Екатерина 2).

Марию посвящала много сил и времени домашнему воспитанию. У неё было четверо дочерей. Однако воспитывала она их не так, как было принято в ее кругу. Приучая своих девочек к брючным костюмам, спортивным играм, работам в саду и огороде, Трубникова также прививала им любовь к чтению серьезной литературы и знанию языков, учила осознавать социальное устройство общества, тактично общаться с людьми низших социальных слоев, понимать трудности их жизни. Она передала дочерям свое понимание женской жизни - получить профессию, уметь самостоятельно зарабатывать на жизнь. Не стоит и говорить, каким диким в те времена казалось подобное воспитание - не только окружающим, но и собственному мужу. Рассказывают, что перед возвращением отца семейства домой, девочки стремительно переодевались в "приличные платья барышень"...

Впрочем, семейная жизнь вскоре расстроилась - Трубникова не могла одобрить финансовых афер, в которые ее муж частенько бросался, кстати, пустив по ветру и ее личное состояние, доставшееся ей от состоятельных родственников. Следуя традиции, Трубникова доверила мужу право на распоряжение своим капиталом, который он благополучно потерял в биржевых операциях.
Всё это привело Трубниковых к разводу, которого Мария Васильевна не побоялась, осознав, что ее муж не тот, кого можно называть порядочным человеком.
Она осталась одна, без денег, с четырьмя дочками, которых требовалось содержать и воспитывать.



Тем не менее, общественная деятельность Трубниковой усиливается, опираясь на богатых членов ее клуба. На углу Гороховой и Морской, в своем салоне Мария Трубникова принимала многих знаменитостей. С ней дружили чопорные аристократы и крайние радикалы, и она их всех умела примирить, за что получила прозвище Крейберг - по имени знаменитого укротителя диких зверей.

Кружок, организованный Трубниковой, стал первой ячейкой женского движения в России. Вместе с Н.В. Стасовой (1822-1895) и А.П. Философовой (1837-1912) Мария Трубникова составила "женский триумвират", который отстаивал феминистские идеалы.

Трубникова стала организатором и первым председателем благотворительного "Общества дешёвых квартир и других пособий нуждающимся жителям Санкт-Петербурга" (1859).
Целью Общества было обеспечить дешевым и чистым жильем нуждающиеся семьи, особенно те, где не было отцов: нанимались дешевые квартиры, где селили женщин, брошенных мужьями, вдов, обремененных детьми, и т.п. При Обществе открылись мастерские, магазин, школа для взрослых женщин. В доме, построенном Обществом, имелись паровое отопление, общественные кухни, прачечные - то, что могло облегчить жизнь работающим матерям; а три этажа занимало общежитие для неимущих женщин.

Первые русские феминистки, в отличие от западных, боровшихся за избирательные права, направляли свою деятельность на достижение равного права на труд и образование. Мария Трубникова, Надежда Стасова (дочь архитектора В.П. Стасова и сестра критика В.В. Стасова), Анна Философова сформулировали собственные концепции, а также стратегию. Они последовательно, через реформы добивались поставленных задач.
Их взгляды были умеренными, либеральными, они предпочитали мирный путь повышения статуса женщины, в первую очередь в социальной и образовательной сферах. В отличие от революционерок, они считали улучшение положения женщин делом рук самих женщин.

Второе отличие заключалось в том, что феминистки на Западе стремились отделиться от мужской иерархичной системы и создать свою, свободную от иерархий и авторитаризма. Наши же русские феминистки считали необходимым использовать все существовавшие мужские структуры в своих целях.

После реформы 1861 года женщины вступили в общественное движение. Речь шла в основном о так называемом "дворянском" женском пролетариате, т.е. о девушках из стремительно разорявшихся дворянских семей, вынужденных зарабатывать на жизнь самостоятельным трудом. Именно эти "благородные девицы" и стали основательницами женского движения в стране. Первые русские феминистки принадлежали к привилегированному классу. Идеи уважение к человеческой личности были естественными для той среды, из которой они вышли. Их деятельность часто носила благотворительный характер, что вызывало критику и обвинения в ханжестве со стороны разночинных революционеров, которые звали их "аристократками". Ведь и Н.В. Стасова, и А.П. Философова, и А.А. Оболенская были потомственными дворянками.
Впрочем, родоначальницей русских феминисток считается Мария Васильевна Трубникова, автор перевода книги француженки Женни д'Эрикур "Свободная женщина".

Сферой деятельности, дававшей заработок для женщин ее круга, было литературное творчество. Мария Трубникова первая сумела поставить эту работу на профессиональные рельсы и научилась зарабатывать этим трудом деньги.

Прекрасно владеющая пятью языками, она переводила романы и статьи, писала работы о женском положении в обществе для европейской прессы.

В 1862 году М.В. Трубникова выступила инициатором создания в Петербурге "Издательской артели" женщин-переводчиц, в составе которого были выдающиеся представительницы женского движения. Общество поставило своей задачей дать русским женщинам возможность существования исключительно умственным трудом и создать в России систему высшего женского образования. Артель должна была обеспечить женщин квалифицированной работой и в то же время выпускать "хорошее чтение для подрастающих поколений". Весь издательский процесс от переплетных до иллюстративных работ, от перевода до редактирования, осуществлялся женщинами, получавшими деньги за свой труд. Власти не утвердили устав артели, но она не распалась, а с 1863 года приступила к изданию отобранных для переводов иностранных книг. Главным редактором, бухгалтером и связующим звеном с переводчицами была Трубникова.
За время работы артели впервые в России увидели свет произведения Л.Олкотт, О.Тьерри, Бетса, Д.Элиота, "Происхождение видов" Дарвина и другие. В 1868 году роскошное издание "Новых сказок" Андерсена, подготовленное Трубниковой и Стасовой с иллюстрациями академика М.П. Клодта отослали в Данию, в дар сказочнику.

Мария Трубникова старалась ставить пред собой реальные задачи: если невозможно сразу изменить положение женщин всех социальных слоев, следует осуществить переворот хотя бы в судьбе женщин ее круга.
Прежде всего, для женщин было нужно систематическое образование.
С 1867 года Трубникова добивалась открытия в Петербурге Высших женских курсов, вела горячие переговоры с министром народного просвещения графом Толстым о возможности получения женщинами университетского образования. Трубникова составила прошение на имя ректора Петербургского университета, подписанное многими влиятельными людьми, - ее обширные знакомства очень помогли.
Нужно сказать, что до середины XIX века девушки из дворянских семей по преимуществу получали домашнее воспитание. Лишь с 1858 года начали появляться женские гимназии.
Активными поборниками идеи университетского образования для женщин, готовыми безвозмездно читать лекции, были знаменитые ученые: Д.И. Менделеев, А.Н. Бекетов, И.И. Мечников, И.М. Сеченов, В.С. Соловьев.

Но главной движущей силой, преодолевающей многочисленные бюрократические препоны, оказались женщины. М.В. Трубникова, Н.В. Стасова, А.П. Философова будоражили общественное мнение, находили материальные средства для осуществления своей мечты.

Первые женские Аларчинские курсы были открыты в Петербурге в апреле 1869 года, затем, в 1870 году - Владимирские курсы, которые привлекли массу слушательниц, но они давали знания в объеме средних учебных заведений. Министр просвещения не разрешил курсов по университетской программе, ограничившись позволением читать публичные лекции, предназначенные для слушателей обоих полов.
Лекции начались в январе 1870 года, из 900 записавшихся слушателей было 767 женщин.

Лишь через 8 лет идея Высших женских курсов получила воплощение. В 1878 году были открыты Бестужевские курсы, как официальное правительственное учреждение, в котором приняли участие все выдающиеся силы Петербургского университета. По имени своего первого директора - академика, историка К.Н. Бестужева-Рюмина (племянника декабриста) - курсы получили название Бестужевских.



В первый год существования курсов, на них сразу записалось около 800 женщин. На 4-летних курсах давали историко-филологическое, естественно-научное и математическое образование. На первых порах у бестужевок не было ничего: помещений для аудиторий, лабораторий, приборов и оборудования, денег. Мария Трубникова, Надежда Стасова и Анна Философова развили бурную деятельность для помощи курсам: приглашали популярных артистов на благотворительные концерты, устраивали лотереи, книжные базары.

Через год удалось снять этаж в одном из домов, а в 1885 году курсы перебрались в специально построенное и оснащенное здание на 10-й линии Васильевского острова.


Бестужевские курсы - сейчас ЛГУ математико-механический факультет


Когда в 1891 году в России разразился повальный голод, М.В. Трубникова в письме к Н.В. Стасовой приглашала бывших участниц переводческой артели издать сборник в пользу голодающих крестьян. "Тряхните, дорогая, стариной, - писала Трубникова, - издайте от лица покойной артели сборник с биографиями бывших и современных друзей человечества. Наши бывшие артельщицы с радостью пожертвуют трудом для голодных". Но в 1890-х годах возродить женскую издательскую артель не удалось. Однако были созданы другие артели. В Петербурге на средства госпожи Мининой открыли женский рабочий зал, где за небольшую плату можно было пользоваться различным оборудованием. Открывались общества взаимопомощи: Петербургская артель кассирш, продавщиц и бухгалтеров, Петербургское общество взаимопомощи акушерок, Петербургская артельная мастерская женских рукоделий, при которой действовали благотворительная школа по обучению рукоделий и ссудная касса; и даже касса взаимопомощи невест в Москве.

М.В. Трубникова сотрудничала в "Журнале для Акционеров", "Биржевых Ведомостях", заведуя литературным отделом, "Санкт-Петербургских Ведомостях", где полемизировала по женскому вопросу с Н.С. Лесковым, "Вестнике Европы", "Новом Времени" и т.д. Под ее редакцией и ею самой переведен ряд сочинений по истории, публицистике, детской литературе.



Деятельность Трубниковой одобрял Александр II, с ней переписывались великий сказочник Андерсен, французская романистка Андре Лео, английская издательница Жозефина Буттлер.

Мария Трубникова стала знаковой фигурой русского феминизма, именно ей адресовано знаменитое "Письмо русским женщинам" (1868) английского философа и экономиста Джона Милля. "Милостивая государыня, - писал он, - с чувством удовольствия и уважения я узнал, что в России нашлись смелые женщины. Благодаря Вам Россия, быть может, опередит просвещенные страны".
Трубникова была лично знакома с Чернышевским, и ее черты узнаваемы в героинях романа "Что делать?".

Личная жизнь Марии Трубниковой не складывалась гладко. Ее много обманывали, и она часто обманывалась.
Революционеры, с которыми она была близка, разочаровали и страшили агрессивностью методов переустройства общества. Так, к ней с почтением и дружелюбием относилась Софья Перовская, искавшая каждую свободную минуту, чтобы "побеседовать и поспорить с Трубниковой". Но Мария Васильевна решительно отрицала террор, признавая лишь эволюционное развитие общества.

Жизнь под конец казалась Трубниковой не под силу - ее мучил невроз, угнетало причастие людей, с которыми она была идейно связана, к убийству Александра II, благоволившего к ней. Привыкшая отвечать за все свои поступки и результаты собственных идей, она внутренне приняла эту вину на себя и ничего себе не простила. От потрясения она так и не оправилась до конца жизни.

Замкнуто и уединенно заканчивая дни, она писала в 1880 году Анне Философовой: "Моя жизнь сложилась так, что я не вижу никого и исключительно строчу, строчу переводы, что очень успокоительно для нервов и очень душеспасительно, так как уединяет человека от всего мира не хуже монастырских стен. Убедилась, что у Вас много радости впереди, так как большей радости, чем сознательно гордиться своими детьми, у человека быть не может. Тот, кому судьба дает это счастье, должен удивляться, почему так наклепали все поэты на осень и зиму жизни - по-моему, это лучшая пора жизни, а если не лучшая, то уж наверное такая же прекрасная, как и все остальные. Сознаюсь, это открытие было для меня большим и одним из лучших сюрпризов. Потому что я, как и все, более или менее, думала, что осень жизни - вещь печальная. И очень побаивалась ее".

Личная судьба М.В. Трубниковой, о которой в конце XIX века с восторгом писали многие журналы в Петербурге, грустна и поучительна. Она не была счастлива в личной жизни. Неудачное замужество, разорение семьи… Взрослые дети, выбравшие самостоятельные жизненные дороги, были горячо привязаны к матери и более всего боялись ее огорчить, потому многое от нее скрывали. А скрывать от матери было что: и бутырская тюрьма дочери Ольги (в замужестве -Булановой), близкой к "Народной воле", и полицейский надзор над мужем младшей Марии. Рано умершая Мария Вырубова, самая болезненная и самая красивая, вслед за мужем, морским офицером, стала членом "Чёрного передела". Повторив подвиг своей бабушки, Камиллы Ле-Дантю, Мария Вырубова последовала за мужем в ссылку.

В начале 1881 года М.В. Трубникова была вынуждена уже совсем отойти от общественной деятельности, жила почти безвыездно в имении одной из своих замужних дочерей. Проведя два года в тамбовской психиатрической больнице, Трубникова так и не поправилась. Но до самой кончины она не прерывала сношений с выдающимися деятельницами по женскому движению во Франции, Англии, Швейцарии и Северной Америке, сообщая им о положении женского дела в России, и с той же целью участвовала в некоторых иностранных изданиях. После мучительных лет болезни она умерла 28 апреля (10 мая) 1897 года в Санкт-Петербурге, в полном душевном расстройстве.

Все дочери вышли замуж, родили детей, двое из них стали писательницами - Вера Черкесова и Ольга Буланова. Сестры держались дружно.


Ольга Буланова (Трубникова)

Две Марии, мать и дочь, похоронены на Новодевичьем кладбище в Санкт-Петербурге. Но в советское время на могиле осталась одна надпись: Мария Васильевна Трубникова. Инициалы другой Марии старательно соскоблили - видимо, потому что сама фамилия Вырубовой (помятуя о другой однофамилице) казалась властям одиозной.


Могила двух Марий - матери и дочери Трубниковой и Вырубовой.

http://funeral-spb.narod.ru/necropol...rubnikova.html




ЖЖ сообщество Петровск-Забайкальский