Страница 4 из 7 ПерваяПервая ... 2 3 4 5 6 ... ПоследняяПоследняя
Показано с 31 по 40 из 61

Тема: Семейские

  1. #31
    Senior Member
    Регистрация
    31.05.2010
    Адрес
    Калининград
    Сообщений
    2,185
    Записей в дневнике
    1

    Старообрядцы.



    Нестеров Михаил Васильевич "На Руси. Душа народа". 1915-16 гг.


    Изучая процессы развития капитализма в России историки неоднократно отмечали, что многие предприниматели конца XVIII - начала ХХ в. вышли из старообрядческой среды.

    Связь старообрядчества и предпринимательства прослеживается, особенно в центрально-черноземном промышленном регионе, и в более позднее время.

    Возможно, что именно в старообрядческих корнях кроется причина складывания к концу Х I Х в. особого типа московского предпринимателя, оппозиционность к самодержавию и либерализм которого давно замечены историками российской буржуазии.

    Функция старообрядчества, проживавшего в центральном регионе, заключалась в выработке новых форм приспособления к изменяющимся условиям жизни путем ассимиляции всего наиболее ценного в окружающем мире, но не нарушающего фундаментальных основ старообрядческой веры и культуры.

    Состояния наживались на торгово-промышленной деятельности, поскольку другие пути к жизненному успеху были практически недоступны для старообрядцев.

    Купцы и предприниматели издавна играли ведущую роль в старообрядческих общинах, поддерживали их личными средствами.
    Привлечение значительных частных капиталов позволило поповцам уже через двадцать лет после возникновения Рогожского кладбища ( 1771 г .) и поселения вокруг него приступить к возведению по проекту одного из самых именитых тогда архитекторов, М.Ф.Казакова, Покровского собора, превосходившего по первоначальному замыслу Успенский собор Кремля.

    В начале Х I Х в. во главе рогожского прихода стоял Совет попечителей, в основном из купцов, потомственных староверов, открыто вернувшихся при Екатерине II к старой вере или поддерживавших ее своими капиталами.

    В ограде кладбища, кроме домов для престарелых, детского дома и училища, психиатрической лечебницы, гостиницы, зданий библиотеки и архива, располагались несколько домов, принадлежавших богатым староверам, которые поселялись в них во время говения. В 1910 г ., после немалых затрат на постройку храма-колокольни во имя Воскресения Христова (1907- 1908 г .), денежные средства рогожской общины составляли свыше 2 млн. рублей, что предполагает наличие значительного слоя состоятельных членов.

    Основателями Преображенского кладбища были купцы Ф.Зенков и И.А.Ковылин - владелец кирпичных заводов, подрядчик строительных работ, - обращенные в федосеевскую веру ярославским крестьянином Ильей Ивановым.

    Таким образом, подтверждается предположение, что московские старообрядческие могильники представляют собой, прежде всего, купеческие некрополи, информация которых является своеобразным массовым историческим источником по истории отечественного предпринимательства.

    во 2-й половине XIX века П. И. Богатырев писал: Рогожская застава была одной из самых оживленных застав. Все прилегающие к ней улицы и переулки были сплошь заселены ямским сословием и спокон веков живущими здесь купцами и мещанами. Большинство этих обитателей принадлежало к древлепрепровославленной вере по Рогожскому кладбищу. Эта жизнь но древлепрепровославному создала особый быт, выработала свои условия; здесь нравы и обычаи резко отличались от остальной Москвы, особенно от ее центра... Рогожская Палестина велика — в ней в конце шестидесятых годов было пятьдесят две тысячи коренных жителей, девятнадцать церквей и пять монастырей, да еще Рогожское кладбище.
    Жизнь тогда здесь была замкнутая, постороннему почти невозможно было проникнуть сюда

    В XVIII -XIX вв. в Москву в надежде изменить свою жизнь стали стекаться старообрядцы со всей России. Среди них было очень много бывших крепостных, отпущенных помещиками на вольные заработки. Основатель династии фабрикантов, Савва Морозов, который был крепостным ткачом на Зуевской текстильной мануфактуре, уже в 1797 г. записался в московское купечество как владелец собственного текстильного производства и торговли. В том же году в Москву приехал Егор Солдатенков, дед Козьмы Солдатенкова, будущего владельца крупнейшего в России издательского бизнеса стоимостью 8 млн. руб. Чуть позже - в 1800-1815 годах в Москве обосновались основатели династий Третьяковых, Мамонтовых, Щукиных, Бахрушиных, Алексеевых, Сапожниковых и других.
    Многие предприимчивые крепостные мужики и мелкие деревенские торговцы уже через несколько месяцев после приезда в Москву записывались в третью, а то и вовторую купеческую гильдию, для чего требовался капитал как минимум в 4-5 тыс. руб. Деятельность практически всех предприятий, основанных в начале XIX в. поселившимися в Москве старообрядцами, так или и иначе, была связана с обработкой льна, производством и сбытом текстильных изделий. Морозовы и Рябушинские стали текстильными магнатами и мультимиллионерами.
    Благотворительная деятельность
    Сначала она проявлялась в подаче милостыни нищим и другим нуждающимся, а также в пожертвованиях церкви. Oднако по мере обострения социально-экономических противоречий в России предприниматели все больше осознавали свою социальную ответственность перед народом. Большая часть пожертвований направлялась нищим, число которых во второй половине XIX в. существенно увеличилось из-за роста безработицы, вызванного экономическим кризисом, и постепенно благотворительность стала приобретать растущие масштабы, для большинства благотворителей пожертвования стали своего рода чертой характера и образом жизни. "Наши купцы не считают своих пожертвований. Если бы счесть все их пожертвования только за нынешнее столетие, то они составили бы такую цифру, какой должна бы поклониться Европа".- подчеркивал в 1856 г. известный историк М.Погодин.

    К концу XIX в. объемы благотворительной деятельности выросли еще больше. К 1900 г. только в Москве производилось больше пожертвований, чем в Париже или Берлине. Как указывал Ф.Шаляпин, "объездив почти весь мир, должен сказать, что такого размаха не видел нигде. Я думаю, что и представить себе этот размах европейцы не могут".


    Известных до сих пор русских предпринимателей - Морозовых, Кузнецовых, Рябушинских, Рахмановых, Шибаевых и многих других отличала одна важная особенность - все они были созидателями. Ими руководила не жажда богатства: они создавали не капиталы, а в первую очередь производства, заводы и фабрики. Создавали они объекты в сфере образования и здравоохранения, больницы и школы, а также развивали транспорт, науку и культуру.

    Характерный пример предпринимателя-созидателя - Арсений Иванович Морозов. То, что было построено при нем в городе Богородске (нынешнем Ногинске), до сих пор составляет основу городского хозяйства. Он провел первую в Подмосковье трамвайную линию и электрифицировал старообрядческие деревни.

    С.Морозов помогал как отдельным лицам, так и целым организациям. Он выделил несколько десятков тысяч рублей на строительство родильного приюта при Старо-Екатерининской больнице (сейчас там расположен Московский областной научно-исследовательский институт им М.Ф.Владимирова) и еще десять тысяч рублей "на дело призрения душевнобольных в Москве".

    П.Третьяков, известный у нас покровительством развитию искусства, был также щедрым благотворителем. Он жертвовал средства для работногодома, для выплаты стипендий в мещанском училище и для училища глухонемых в Москве.


    В этой деятельности русские предприниматели-созидатели руководствовались осознанием, что такой жизненный принцип - их патриотический долг перед Родиной. Купцы жертвовали деньги на благое дело, не ожидая взамен каких-то определенных почестей и не во славу самим себе. Многие из них вообще стремились не привлекать к себе внимание. Они чувствовали себя ответственными за свою страну и город, где жили. Во многих случаях такие предприниматели, выделяя деньги на общественные нужды, не называли своих имен. Никто не просил купцов о финансовой помощи. Они сами проявляли в этой области инициативу, руководствуясь религиозными воззрениями.

    Как отмечал исследователь московского купечества П.Бурышкин, "само отношение предпринимателя к своему делу было несколько иным, чем на Западе. На свою деятельность они смотрели не только как на источник доходов, а как на выполнение задачи, своего рода миссию, возложенную Богом или судьбою. Про богатство говорили, что "Бог дал его в пользование и потребует по нему отчета".

    Верующие предприниматели считали необходимым помогать нуждающимся, чтобы "искупить жесткость" в деловой сфере, оправдать богатство и заслужить прощение за совершенные грехи.

    Такая жизненная позиция была, в частности, очень популярна среди старообрядцев.

    Какого-то определенного бизнес-сообщества старообрядцы специально не создавали, а устанавливали связи между собой иными способами. Приезжая, например, на ярмарки, они очень быстро находили себе подобных людей, которые не пили в трактирах ничего, кроме чая. Моментально завязывались деловые и дружеские отношения. Принадлежность участников договоров и соглашений к общей гонимой вере выступала определенной гарантией того, что сделка будет честной и справедливой.


    Меценатство

    В России отнюдь не все предприниматели были меценатами. Многие относились к поддержке культуры скептически. Но большинство старообрядцев-купцов были щедрыми меценатами - М.Морозов, П.Третьяков, А.Бахрушин и другие. Благодаря их деятельности русская культура расцвела на рубеже XIX и XX веков, были найдены такие таланты, как Шаляпин, Врубель и другие были собраны и сохранены изделия народных промыслов, произведения отечественных и зарубежных мастеров искусства.

    Поддержка русскими меценатами развития культуры была обусловлена следующим:
    -чувством ответственности за свою страну, патриотизмом.

    В этом плане весьма примечательно, что среди крупных промышленников и торговцев иностранного происхождения меценатов практически не было;

    -отстраненностью купечества от идеологии. Взамен этого их внимание было поглощено заботой о развитии культуры. Вложение средств в эту сферу общественной жизни они не рассматривали как средство извлечение прибыли.

    Меценатство для предпринимателей было всемерной заботой о максимальной доступности самых широких слоев населения к культурным ценностям;

    -повышением уровня образования многих наследников купцов-старообрядцев. Это побуждало их собирать коллекции живописи и других предметов искусства.

    В результате, как свидетельствует художественный и музыкальный критик В.Стасов, в первой половине XIX столетия выросла иная порода купцов, у которых, невзирая на богатство, всегда было мало охоты до пиров, до нелепого прожигания жизни. Вместо этого у них была великая потребность в интеллектуальной жизни, влечение ко всему научному и художественному. Эти люди непрерывно ищут себе постоянных товарищей и знакомых в интеллигентной среде, истинно образованной и талантливой, проводят много времени с писателями и художниками, интересу-ются произведениями литературы, науки и искусства. Одни из них накапливают в своих домах богатые собрания книг и рукописей, другие собирают не менее богатые коллекции картин, третьи создают типографии и печатают целые библиотеки хороших книг, четвертые создают публичные галереи, куда открывают доступ всем желающим.

    Меценатская деятельность русских предпринимателей отличалась профессионализмом. Последний проявлялся в обладании инициативой и особой интуицией видеть и делать то, что для отечественной культуры имело непреходящее значение. Такой профессионализм равен таланту.
    Таким талантом, в частности, обладал С.Мамонтов. Знаменитый художник Ю.Васнецов в своих воспоминаниях подчеркивал, что "он не был в тесном смысле художник, певец, или актер, или скульптор, а была в нем какая-то электрическая струя, зажигающая энергией окружающих. Бог дал ему особый талант возбуждать творчество других".
    Русским меценатам надо было иметь силу воли и твердость характера, чтобы идти "против течения". Преодолевала косность властей разного ранга на смоленской земле М.К.Тенишева, гигантские усилия прилагал для преодоления чиновничьих рогаток Н.Мешков, слыли "чудаками" в купеческой среде за свой интерес к собиранию коллекций и к развитию театра М.Морозов и С.Морозов.


    Активно работали в Рогожских и Преображенских общинах Москвы купцы-старообрядцы из Гуслицкого края: Морозовы, Кузнецовы и Зимины. Многие рангом ниже занимали значительные посты в Московских и других духовных центрах страны.
    Гуслицкий фарфоровый король М. С. Кузнецов на своих заводах изготавливал для старообрядческих храмов всей России фаянсово-эмалевые иконостасы, киоты и подсвечники, которые, будучи глазурованы, раскрашены и позолочены, отличались прочностью, красотой и изяществом. Пыль и копоть с них стирались быстро и бесследно.

    Семейства купцов Морозовых, Кузнецовых и Зиминых относились к числу самых крупных гуслицких капиталистов.

    В первую половину XIX века почти все крупные промышленные и торговые фирмы Москвы находились в руках старообрядцев Морозовых, Кузнецовых, Рябушинских, Рахмановых, Гучковых, Шелапутиных и др. миллионеров. Наиболее массовой старообрядческой общиной была Рогожская.

    Вотчина Морозовых (Орехово-Зуево) в конце XIX века стояла во главе фабричных сельских центров. По числу рабочих она уступала только Москве и Петербургу.

    Громадная заслуга многочисленного старообрядческого семейства Морозовых состоит в том, что оно основало четыре крупнейшие фирмы в текстильной промышленности России, способствовало расцвету русской культуры, а также Рогожского и Преображенского кладбищ в Москве.
    Миниатюры Миниатюры Нажмите на изображение для увеличения. 

Название:	Нестеров Михаил Васильевич На Руси. Душа народа.1915-16.jpg 
Просмотров:	76 
Размер:	134.4 Кб 
ID:	424  


  2. #32
    Senior Member
    Регистрация
    31.05.2010
    Адрес
    Калининград
    Сообщений
    2,185
    Записей в дневнике
    1

    Староверы


  3. #33
    Senior Member
    Регистрация
    31.05.2010
    Адрес
    Калининград
    Сообщений
    2,185
    Записей в дневнике
    1

    Re: Семейские

    Также в деле представлены списки старообрядцев, их жен и детей, с указанием места жительства и возраста. Список за 1826 год включает старообрядцев, живущих в Кутомарском, Шилкинском, Петровском, Александровском заводах, Нерчинской горной конторе, Кличкинском руднике, Уровской, Газимуровской волостях, при Култуминских приисках, где по совокупности проживало 95 мужчин и 70 женщин. Такого рода списки позволяют проследить генеалогические корни старообрядцев, живших в Забайкалье.
    Государственный архив Читинской области ф. 31, оп. 1. д. 569. л. 1-6

  4. #34
    Senior Member
    Регистрация
    31.05.2010
    Адрес
    Калининград
    Сообщений
    2,185
    Записей в дневнике
    1

    Re: Староверы

    Замечательная песня-рассказ об изгнании протопопа Авакума в Сибирь. Сохранилась у старообрядцев, попавших после гражданской войны в Америку (похоже, что потомки семейских)



    как перекликается это со стихами в поэме "Протопопица" А.Несмелова:


    Наших прадедов Бог по-иному ковал,
    Отливал без единой без трещины, —
    Видно, лучший металл Он для этого брал,
    Но их целостность нам не завещана.

    И потомки — не медь и железо, а жесть
    В тусклой ржавчине века угрюмого,
    И не в сотый ли раз я берусь перечесть
    Старый том «Жития» Аввакумова.

    *******

    У бесстрашного есть Аввакума жена,
    Сирота из сельца из Григорова.


    Вот бредет она в ряд с огнепальным попом,
    Опоясана лямкою конскою…
    Через двести годов этим самым путем
    Полетят Трубецкая с Волконскою.

    ******

    Не от лямки отстать, за супруга ли стать —
    Вот тоска, и забота привычная.
    Только сила не та, только ветер опять
    Опрокинул тебя, горемычная!
    *****
    И сказала она в той трущобе без троп
    (Плач ресницы льдяные разламывал):
    «Долго ль муки сея будет нам, протопоп?»
    И в ответ он: «До смерти до самыя!»

    Не сурово сказал, со слезами сказал,
    Ибо ведал, что ноша та — крестная,
    И склонился поднять, и встречались глаза
    Их двоих в ту минуту чудесную.

    Всё жена поняла и сказала: «Добро!
    Побредем, знать, Петрович, не сетуя».
    Ах, как жжет, как горит протопопа перо,
    Повествуя из ямы про это вот.

    И впряглися опять, чтобы нарту волочь;
    Ночь утихла и, звездная, ярка вновь.
    Всё свое серебро сеет синяя ночь
    Тебе под ноги, милая Марковна!
    Последний раз редактировалось toyohara; 13.08.2011 в 04:33.

  5. #35
    Senior Member
    Регистрация
    31.05.2010
    Адрес
    Калининград
    Сообщений
    2,185
    Записей в дневнике
    1

    Re: Семейские


  6. #36
    Senior Member
    Регистрация
    31.05.2010
    Адрес
    Калининград
    Сообщений
    2,185
    Записей в дневнике
    1

    из истории старообрядчества

    http://rutube.ru/tracks/4647160.html...82c8f159d34309

    предпринимательство и старообрядчество
    Последний раз редактировалось toyohara; 20.08.2011 в 01:35.

  7. #37
    Senior Member
    Регистрация
    31.05.2010
    Адрес
    Калининград
    Сообщений
    2,185
    Записей в дневнике
    1

    Re: Семейские

    Нажмите на изображение для увеличения. 

Название:	3max.jpg 
Просмотров:	96 
Размер:	158.5 Кб 
ID:	864

    В Приморский край из Боливии прибыли несколько семей староверов — потомки тех, кто 80 лет назад вынужден был бежать сначала на Дальний Восток, а затем за океан. Они решили вписать новую главу в свою личную историю. Многие из них до сих пор не бывали в России, только слышали о суровых морозах, но теперь еще больше уверенности им придает теплый прием.

    Их дедам было нелегко уезжать из России, но сейчас принять решение о возвращении не менее трудно. Ведь не только о себе надо думать, но и о судьбах детей, их традиционно много в семьях старообрядцев.
    Первым в прошлом году приехал, что называется «на разведку», глава общины Ульян Мурычев. По его возращению было принято судьбоносное решение о переселении. «Русский человек должен жить на русской земле, - рассказывает глава общины Ульян Мурычев: - На землю предков хотелось вернуться всегда. Стали слушать новости о России и узнали о программе возращения соотечественников».
    «Очень заинтересовало, особенно Русская сторона по истории, по сказкам. С молодости всегда чувствовали, что желательно было пожить на своей Родине, на отеческой».

    Расселили их в полупустующем селе Корфовка.
    Когда-то тут жили военные, но сейчас осталось только несколько семей.

    Пейзаж здесь довольно унылый - давно брошенные дома и пустующие земли. Работа только у пограничников. Но именно изоляция от внешнего мира, говорят переселенцы - то чего они и хотели. Корфовка в отличие от других деревень приглянулась им своей тишиной и бескрайними полями. Здесь община намерена заниматься земледелием, животноводством и строительством собственных домов.


    А вот местные жители - разъезжаются. Олег Сотников, житель села Корфовка: «Нас тут осталось девять семей. Из них большинство тоже в скором времени уедут, когда получат сертификаты жилищные, квартиры. Народ разъедется».

    От того, как обустроятся переселенцы на новом месте, как приживутся, зависит не только их судьба. В Боливии с нетерпением ждут вестей из далекой России и, по сведениям российского посольства в этой латиноамериканской стране, к переселенцам готовы присоединиться еще около тысячи граждан Боливии, которые никогда не переставали быть русскими.

    По ссылке можно посмотреть видеорепортаж, который более подробно расскажет об этом переселении:

    http://www.ntv.ru/novosti/222814/
    Последний раз редактировалось toyohara; 20.08.2011 в 03:00.

  8. #38
    Senior Member
    Регистрация
    31.05.2010
    Адрес
    Калининград
    Сообщений
    2,185
    Записей в дневнике
    1

    Re: Семейские

    А это другая семья - из Уругвая. Они приехали в 2009 и поселились в Приморье в посёлке Дерсу.
    Отрывок из репортажа (позже дам ссылку)

    С приездом «уругвайцев» в душах местных граждан поселилось смятение. Взять хотя бы внешний вид переселенцев. В чем ходят-то! Русские сарафаны в пол, рубахи-косоворотки. Чисто ансамбль «Березка»... на гастролях в Дерсу! - Ох, и не знаю, как в длинном подоле огород полоть, корову доить, - осуждает непонятных ей иностранных соседей здешняя бабушка Ульяна Мартынова. - Я-то и сама из староверов. Но в сарафане только по праздникам. Нет, мы не такие. Они за границу упороли, а мы никуда не бегали, терпели. Отца моего за веру сослали из Приморья в Сибирь. Вернулись с мамой. И присохли мы здесь. Прожили жизнь как могли. В колхозе работали. Старые иконы сохранили. Есть у меня Распятие, Богородица, Никола... Сын увез Неопалимую Купину. Жалею, что отдала. Она от пожаров оберегает. Теперь я одна живу. Ничё, сколь-нибудь доживу.
    Самый маленький из «уругвайцев» - Костя Килин. Баба Ульяна, как положено староверам, раз в неделю стоит всенощную, не работает по воскресеньям, строго постится. Но в нарушение канонов старообрядчества получает государеву пенсию. И тут опять же не сходится со своей новой соседкой Татьяной Килиной, от пенсии отказавшейся. «Иностранная» бабушка разъясняет свою позицию так: - Приезжали к нам из района, пенсию навяливали. А у нас это не положено. Пенсии - они как штраф. Их со всех собирают - и с богатых, и с бедных. Не заработаны эти деньги. Бесовские. Мы и отказываемся. По нашей вере сначала мы детей кормим, потом они нас докармливают. Коль работа будет, и без того умножится наше имение. - Ничё, поживут здесь, возьмут и пенсию. Никуда не денутся, - итожит дискуссию баба Ульяна. У тетки Тамары из дома напротив со староверами из Южной Америки свой, особый пункт разногласий.
    Тамара держит единственную в поселке корову. Сбыта продукции нет, творогом кормит кур и цыплят. На переселенцев рассчитывала как на потенциальных покупателей. Но рано обрадовалась. Те, пока свой скот не завели, просят подоить, и всего-то. - Даю, - дымит сигаретой Тамара. - Они ж чистые. Со своим ведром, с посудой приходят. Из чужого-то им съестное нельзя. У них Костенька, как мальцу без молока? А когда пекут хлеб, его мать Надя Килина несет мне каравай - отдача за молоко. - Тут вдруг стало плохо так на душе, - болтает со скуки Тамара. - Добежала до Килиных. А они, блин, не курят, не пьют. Посидели с дедом просто так. Он, Федор Савельевич, спросил, знаю ли я какие молитвы. Почитали их «Отче наш...», потом мой. Почти что без разницы. У Килиных, Татьяны Ивановны и Федора Савельевича, как у всех староверов, не большая, а просто огромных размеров семья.
    Семь дочерей, пятеро сыновей, с полсотни внуков, двенадцать правнуков! В Приморье с ними прибыли, как первопроходцы, три взрослые дочери - Агафья, Ольга, Надежда. Последняя, тишайшая и по-бабьи несчастливая, в нарушение всех строгих заветов родила вне брака того самого Костеньку. Две первые при мужьях (Агафья за Петром Фефеловым, Ольга за Василием Реутовым) и у каждой пока всего-то по пять детей. У Ольги и Василия все здесь, в Приморье. Старшая, 17-летняя Трифена, и дальше - по возрастной убывающей - Кирьяна, Агния, Левкий и Ия. Агафья с Петром подались в приморскую глушь, простившись на время с остающимися поныне в Уругвае внучком Порфирием и женатыми сыновьями - Иннокентием и Викентием. Из младших Фефеловых в поселке Дерсу проживают сегодня три девицы - Анфиса, Марина и Феонила. Из-за них, заморских красавиц в русых косах и сарафанах, вышел в поселке Дерсу локальный конфликт.
    Как рассказала неспешно мать их, Агафья (в нее девчонки-то и пошли красотой), приехали тут четверо местных и ну орать: «Заграница! Ё-моё, давай жениться!» - А чего с их взять? - за вязанием белоснежной ажурной салфетки рассуждает Агафья. - Пьяные они и веры не нашей. У нас тут и своих таких хватат... Вон через дорогу Вася Леонов в одиночку живет. Молодой, а что ни день, поддерживатся (то есть выпивает. - Авт.). Не ясно, чем бы закончился налет «женихов», если бы не Юрик - единственный в Дерсу трезвый и нестарый еще человек. Тоже, кстати сказать, старовер. Вышел Юрик на бой - борода топорщится, в руках колун. Враг ретировался. И с тех пор сюда ни ногой. Женихов по сердцу и вере девочки еще найдут. Как ни истребляла советская власть старообрядцев, приморская община жива и сегодня. Собственно, может, за этим Килины, Реутовы, Фефеловы в Россию и приехали. И вот почему. Соборные уложения велят вступать в брак людям, имеющим не ближе восьмой степени родства. Но в Южной Америке старообрядческие общины за многие годы так перемешались, что соблюсти правило почти невозможно. А девчонкам-то пора под венец. Сама Агафья венчалась с Петром в 13 лет от роду. В 15 первенца родила. Сейчас ей 35. - Больше, - тихонько вздыхает, - не получается. А дал бы Бог, еще б родила.
    В ПАМПАСЫ ВСЕГДА УСПЕЕМ ВЕРНУТЬСЯ
    «Почему вы сюда приехали? В Уругвае-то жизнь налажена. А здесь - разруха и брошенные поля». На этот беспокоящий всех вопрос переселенцы из Южной Америки отвечают каждый по-своему. Вот, к примеру, Татьяна Ивановна Килина. Ей 65 лет. Имела за жизнь три гражданства - Китая, Бразилии и Уругвая. Сейчас у них с Федором Савельевичем, дочерями Агафьей, Надеждой и зятем Петром вид на жительство сроком на 3 года и три старых дома в Дерсу. Пустили пожить сочувствующие их положению местные жители Александр Болотин и Анатолий Омельянович. Незавидный деревенский «жилфонд» надо срочно, до холодов, подремонтировать. Что всей семьей и делают. С рассвета и дотемна. Еще есть огороды.
    Приезжал из Дальнего Кута глава поселения Виктор Воробьев, повел по-хозяйски рукой: «Сейте здесь и здесь!» Семенами делились люди добрые со всего Красноармейского района. Наконец, есть настрой. Укорениться и жить. Причем не хуже, чем жили в приморском Беловодье их отцы и деды и чем было у самих в Южной Америке. Вообще-то туда, в пампасы, всегда можно вернуться. Там остались построенные своими руками кирпичные дома, фермы, поля, пасеки. Но мед там варят из... эвкалипта, а в русской бане парятся чем попало, каким-то южным кустарником. Ну нет в пампасах берез. - Мы все равно русские, не ихние, - толкует Татьяна Ивановна Килина. - И жить хотим дома, в России. Пространно, не сжато. Теперь куда уж «пространнее». Кругом утопшие в разнотравье поля и луга. Василий Реутов, например, из-за земли и приехал. Чтобы сеять и жать. Да пуще, чем в Уругвае, добром прирастать. А добро у него за морем было такое, что, говорит, круговорот долларов доходил до миллиона в год!
    Красавица Анфиса от деревенских «женихов» прячется. Но приданое себе вышивает... - Хотелось большего, - признается Василий. - Вы даже не знаете, какие богатые в Уругвае, Бразилии, Боливии есть староверы. Настоящие миллионеры, у которых все есть, даже самолеты... Мой собеседник, как водится у староверов, ни школ, ни университетов не кончал. Но знает пять языков - старославянский, русский, английский, испанский, португальский. Знает назубок сельское хозяйство. Зерноводство, животноводство, надежный сбыт продукции, выгодные кредиты, проверенные партнеры - таков еще совсем недавно был понятный Василию мир, где у него все получалось. Даже гражданство России купить получилось. Оказывается, в далекой стране в 90-е годы это делалось быстро и недорого - 300 долларов паспорт.

  9. #39
    Senior Member
    Регистрация
    31.05.2010
    Адрес
    Калининград
    Сообщений
    2,185
    Записей в дневнике
    1

    Re: Семейские



    старая песня актуальная и сегодня
    Поёт Павел Федосов

  10. #40
    Senior Member
    Регистрация
    31.05.2010
    Адрес
    Калининград
    Сообщений
    2,185
    Записей в дневнике
    1

    Re: Семейские



    голубиная книга - один из главнейших и популярных в старообрядческой среде духовных стихов

    Существует более 20 вариантов, некоторые из которых значительно разнятся. Такая популярность стиха объясняется тем, что он давал ответы на самые важные космогонические вопросы и, вместе с тем, отвечал на вопросы относительно нынешнего состояния вселенной и разных любопытных предметов, имеющихся на земле.
    В большей части вариантов стих начинается с эпического введения, в котором рассказывается, как в городе Иерусалиме при царе Давиде Евсеевиче из тучи с небес выпадает книга громадных размеров, к которой никто не решается приступиться.
    Представление о небесной книге за семью печатями, заключающей в себе все мировые тайны, встречается уже в Апокалипсисе, гл. 5

    один из вариантов:
    Восходила туча сильна, грозная,
    Выпадала книга Голубиная,
    И не малая, не великая:
    Долины книга сороку сажень,
    Поперечины двадсяти сажень.
    Ко той книге ко божественной
    Соходилися, соезжалися
    Сорок царей со царевичем,
    Сорок князей со князевичем,
    Сорок попов, сорок дьяконов,
    Много народу, людей мелкиих,
    Християн православныих,
    Никто ко книге не приступится,
    Никто ко Божьей не пришатнется.
    Приходил ко книге премудрый царь,
    Премудрый царь Давыд Евсеевич:
    До Божьей до книги он доступается,
    Перед ним книга разгибается.....

Социальные закладки

Социальные закладки

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения
  •